Обсуждение участника:MEGAN 2015

Материал из Saratov FIO Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Как стать учителем?!

       Вопрос совсем не праздный и не простой.…  Наверное, много можно писать об этом, цитировать выдающихся людей.  Да, есть много советов и рекомендация для того, чтобы рассказать,  как же всё – таки стать учителем. Но твёрдо убеждена,  что на выбор профессии влияет как призвание, так и живой  пример.
    «Вечным законом да будет: учить и учиться всему через примеры, наставления и применение на деле »  
   Хочу поделиться с вами своими  мыслями и раздумьями по этому поводу. Итак, начну…
         Я  -  человек с большим стажем педагогической работы, и уже не за горами тот день, когда я уйду из школы, перестану вставать  «с петухами», чтобы ещё раз просмотреть тетрадки и конспекты. Прозвенит и для меня мой последний школьный звонок.  Не могу думать об этом без  волнения  и душевной боли. Вся жизнь моя прошла у учительского стола, всё связано со школой,   её буднями и праздниками, детьми, которых люблю не по обязанности, и, конечно же, с коллегами, с которыми сроднилась и считаю в какой – то мере своей семьёй. Сорок пять лет  педагогического стажа за плечами. Сколько это: много,  мало?!  На этот вопрос просто и легко ответить:  если понимаешь, что это не твой выбор, не твоё призвание, то, конечно, много  и… скучно, не комфортно, не интересно.  Но если вся твоя жизнь пролетает как миг, как одно мгновенье, то мало. Не заметила, как пронеслись, промчались эти годы,   не заметила, что уже отнюдь не молодая.  Не только виски присыпало пеплом -  вся голова засеребрилась сединой. Вот и приходится констатировать: лет тебе немало.    И  ты уже не та смешливая, и  испуганная девчонка, пришедшая с институтской скамьи и вдруг представшая «пред очи» своих  учеников,  перед теми,  с кем, как  оказалось,  будет связана вся осознанная жизнь.  Как же я пришла к этому, кто «подтолкнул» меня к этому выбору – выбору стать на всю жизнь учителем? Именно учителем. А не педагогом,  потому что считаю, что слово «педагог» какое – то отстранённое и немного холодное. «Преподаватель, работник высших средних специальных и профессионально-технических учебных заведений…».   А учитель – это всегда ближе к детям.  У-чи-тель… слово- то какое!  Близкое, родное и понятное... Сразу представляешь учителя в толпе ребятишек или на уроке.  
               Вот и я учитель.  Как я им стала,   и кто повлиял на мой выбор, определил мою «жизненную стезю»?  Всё начинается с детства,  со школьной скамьи.  Как точно и мудро сказал Адольф Дистервег : «Самым важным явлением в школе, самым поучительным предметом, самым живым примером для ученика является сам учитель». 
        Я училась в посёлке  Чептура  Таджикской ССР, тогда ведь был Советский Союз. Училась в поселковой школе.  Мне повезло.  У нас была прекрасная школа и замечательные учителя.   Я могу поимённо вспомнить их, память – это странная особенность организма: помнить то, что дорого и  свято. Нина Григорьевна Беляева. Заслуженный учитель Таджикской СССР.  Моя учительница русского языка и литературы.  Всегда подтянутая, строгая, скупо улыбающаяся. Но как дорога была для  нас её улыбка!  Улыбнётся и словно луч солнца осветит не только её лицо, но и нас,  её учеников.    Помню её уроки. Всегда интересные,  яркие, запоминающиеся. А как она вела свои уроки?!  Как вела!!!!  Как она читала прозу, а стихи!..   На своих уроках она как бы погружала нас в гущу, в самую сердцевину того, о чём рассказывала.  Вместе с Наташей Ростовой мы погружались в атмосферу её первого бала, это у нас вместе с Наташей замирали сердца от мысли,  а вдруг не пригласят на тур вальса!  Мы были вместе  с Павкой Корчагиным во время Гражданской войны  в бригаде Котовского,  а  затем в Первой  конной бригаде  Будённого. Строили узкоколейку,  мёрзли в бараках. Мы  как клятву твердили слова: «Самое дорогое у человека - это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…»  .  Вместе с раненым Алексеем Мересьевым ползли  восемнадцать суток по снегу    и танцевали вместе  с ним, безногим,  чтобы убедить приёмную комиссию допустить к полётам.  Читая страницы романа А.А.Фадеева «Молодая гвардия»  мы откровенно плакали, и не только мы, девчонки. Глаза наших таких неустрашимых ребят  подозрительно блестели,  и они отворачивались от нас, опуская глаза в пол. Да как же быть, оставаться равнодушным,  когда умирали наши любимые герои, наши сверстники такой мучительной смертью! И каждый давал для себя обет, что будет жить так же,  как они:  ценить свою Родину, честно служить ей.  На  уроках Нины Григорьевны  мы  не только получали знания,  мы учились  узнавать этот мир и любить его. Может быть,  именно её уроки  подсказали мою будущую профессию.  Да и у остальных учителей можно было поучиться многому. 
      Как не вспомнить и моего любимого классного руководителя Ивана Фёдоровича Головко!  И он  сыграл большую роль в моём решении стать учителем,   ибо какое обучение может быть отделено от воспитания?! «Воспитание есть воздействие одного человека на другого с целью заставить воспитываемого усвоить известные нравственные привычки».  Он был настоящим воспитателем юных душ,  знал о нас буквально всё: о наших  мечтах, увлечениях,  взаимоотношениях  друг с другом. Наш  классный руководитель  был  мужчиной, но это не мешало нам, девчонкам, поверять ему свои маленькие тайны, мы доверяли ему. Знали: он не предаст, поможет разобраться в наших проблемах.  Иван Фёдорович  умел поговорить по душам. Ещё он замечательно рисовал,  может быть, он был настоящим художником,  а мы и не знали! Прав был С.А. Есенин, когда  написал: «Лицом к лицу лица не увидать.  Большое видится на расстояньи…». Наш учитель  играл на баяне и пел,  и как пел! Какие вечера мы устраивали вместе со своим любимым классным руководителем! Он сумел воспитать нас так, что мы стали одним единым организмом, мы дружили и до сих пор дружим, хотя прошло уже полсотни лет. Наверное, это тоже так врезалось мне в память и так глубоко проникло в моё сознание, что я тоже люблю вместе с ребятами готовить какие – то праздники, готовить их к конкурсам чтецов, принимать участие во всех мероприятиях. Да нет, я не люблю просто быть исполнителем, мне нравится вместе с ребятами выдумывать, сочинять, репетировать…    Это от моего  наставника ко мне пришло. 
           Но,  тем не менее,  я хотела бы  рассказать о самом дорогом  и любимом Учителе в моей жизни, о своём отце. У моего  папы жизнь складывалась довольно трудно. Не слишком радостное и безоблачное детство,  учёба, работа, служба в армии и… война. Вернулся только в 1946 году.  Окончил сначала сельскохозяйственный  техникум, затем институт, и все это,  будучи женатым, семейным человеком. Работал инженером по специальности, затем был вынужденный переезд на новое место жительство. Снова работал по специальности, но грянули преобразования: ликвидировали МТС…  Надо было  как – то устраиваться в жизни,  и он пошёл по приглашению преподавателем  в сельскохозяйственное ПТУ.   Вскоре ему поручили обучать женщин – таджичек  умению работать на  хлопкоуборочных  комбайнах. И я впервые поняла, как много было у моего отца терпения и такта. Женщины – мусульманки – это особая категория, к ним нужен был особенно тактичный  подход. Они хотя и  сняли паранджу,  но ещё сильны были те, давнишние,  впитанные с молоком матери устои.   Женщины плохо понимали русский язык, он сел за книги – учиться таджикскому языку.  
    Вскоре в ПТУ прибыла группа студентов из Африки, я тогда увидела впервые африканцев.  И вновь ему предстояла долгая кропотливая работа. Он никогда и никому не отказывал в помощи. Студенты – африканцы часто были у нас в доме, сначала с переводчиком, а уж потом и сами стали говорить по-русски. Сначала  их трудно было понимать, но потом ребята стали владеть языком довольно сносно. Знаете, как они его называли? «Профессур  Судаков». У нас в доме были студенты не только из Африки, свои тоже частенько «забегали на огонёк» 
      Умение передать свой опыт молодым людям, только вступившим в самостоятельную жизнь, – это талант.  Его стремление помочь овладеть профессией, помочь разобраться в непонятном, высокий профессионализм  вызывали уважение и  стремление быть на него похожим. 
      Я никогда не видела своего отца праздным. Он всегда что – то читал. Изучал новинки  по предмету,  писал,  считал и чертил. В доме была огромная библиотека, большую часть которой занимали его книги.  Но удивительный факт: среди его профессиональной литературы почётное место занимал словари, да- да, именно словари. На мой вопрос, зачем ему это надо, папа отвечал: какой же это «профессур», если он не знает значения того или иного слова. Вдруг кто – то из студентов спросит его, а он не сумеет ответить. Было обыденным состоянием для него в выходной  день  сидеть и заниматься. Его письменный стол всегда был «завален»  литературой, конспектами и чертежами. Помню, как отец осваивал логарифмическую линейку и нас с братом учил этому. Тогда в нашей жизни ещё  не было компьютеров и калькуляторов.  Всё это вызывало сначала недоумение, а затем и восхищение. Он говорил, что человек как специалист умирает,  если не идёт дальше, не интересуется новыми веяниями. И при всей своей занятости он был необыкновенно внимателен к нам, детям, строг, но справедлив. Он никогда на нас не повышал голоса. Но мы с братом с  полувзгляда понимали его, старались не огорчать его,  вызвать его одобрение.   Ко всему прочему,  папа тщательно следил  за своим  внешним видом.  Всегда выбрит,  в свежей сорочке и начищенной обуви. А  какая выправка была! Меня подруги и друзья часто спрашивали,  не офицер ли он в отставке? А ответ лежал на поверхности: просто папа даже мысли не допускал,  чтобы студенты увидели его  неряшливо одетым, в мятой  неглаженой одежде.    
     Видимо, всё  это сыграло решающую роль в становлении меня как человека,  как  учителя. Да, позади 45 лет работы учителем,  но нет  ни капли сожаления о своём выборе. Это мой путь, пусть очень  непростой, а порой даже трудный. И такой замечательный. Как здорово видеть ежедневно родные лица своих детей, их пытливые, горящие глаза, радость на лицах, когда что – то получается. И как порой непросто подобрать слова поддержки, сочувствия  и утешения нуждающимся в них. Но надо, и ты находишь их. На то мы и учителя, наставники, люди, не просто передающие детям  знания своего предмета.  Мы   учим  их жить, жить в этом многоликом,  непростом сегодняшнем мире.