Дистанционный математический КВН 2010/Команда Пупс

Материал из Saratov FIO Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Жизнь Софьи Ковалевской

Ковалевская С. В.
Корвин-Круковская Е. Ф. Корвин-Круковский В. В.

Софья Ковалевская родилась 3 января (15 января по новому стилю) 1850 года в Москве, в семье командира Московского артиллерийского гарнизона генерала Василия Васильевича Корвин–Круковского.Семейное предание сообщало, что он был потомком дочери венгерского короля Матвея Корвина. Мать Софьи — Елизавета Федоровна, урождённая Шуберт, немка лютеранского вероисповедания, была внучкой петербургского академика, астронома Федора Ивановича Шуберта и дочерью почетного академика, геодезиста Федора Федоровича Шуберта. Позднее Софья Васильевна рассказывала, что в её роду были также поляки и цыгане. В метрической книге Московской духовной консистории Никитского сорока, Знаменской церкви за Петровскими воротами, за 1850г имеется запись:" 3 генваря родилась, 17 - крещена София; родители её - Артиллерии полковник Василий Васильевич сын Круковской и законная жена его Елизавета Федоровна; муж православного исповедания, жена лютеранского.Таинство крещения сотворил местный священник Павел Крылов с диаконом Павлом Поповым и пономарем Александром Спиранским". (Подписи священника, дьякона, дьячка и пономаря). Появление на свет Сони было встречено её родителями, которые хотели иметь сына, без радости. Софья была вторым ребёнком в семье, на шесть лет старше неё была сестра Анна, а брат Федя был на три года моложе. Анна росла общительной и способной девочкой, Федя был долгожданным наследником. На их фоне Софья казалась замкнутой и нелюдимой букой. Соня любила сочинять стихи и в 12 лет была убеждена, что станет поэтессой. Она всегда считала, что была нежданным и нелюбимым ребёнком у родителей, сообщая об этом в своих мемуарах такими словами:«Вообще во всех моих воспоминаниях детства черной нитью проходит убеждение, что я не была любима в семье.» Убеждение Сони поддерживалось словами няни, которая любила и жалела Софу, как называли девочку в семье. Ласка простой любящей женщины, свобода и приволье содействовали развитию индивидуальных особенностей Сони.

Malevich.jpg
Stranno.jpg

Первый учитель Софьи Ковалевской по общим предметам был Иосиф Игнатьевич Малевич. В семье Корвин-Круковских Малевич жил с 1858 по начало 1868г. Интересно воспоминание С.В. Ковалевской о том, как И.И. Малевич вовлек её в занятия математикой с двоюродным братом Мишелем. Брат не хотел заниматься математикой, поэтому Соне нужно было доказывать, что даже девочка может легко понять такие вещи, каких Мишель не понимает. Сама Ковалевская считала, что интерес к науке переняла от своего пожилого дядюшки Петра Васильевича, чудака и философа (его истеричную жену убили крепостные рабы, и после этого случая он нашёл утешение в постоянном чтении, оставив хозяйство на своего сына). А любопытство к математике пробудилось почти случайно: по переезду в родовое поместье Палибино, из–за неоконченности ремонта, стена одной из детских комнат вместо обоев была оклеена литографированными лекциями по математическому анализу М.В. Остроградского, по которым учился в молодости отец семейства Василий Васильевич.Странные формулы привлекли внимание Софьи, и она часами стояла перед ними, пытаясь угадать их порядок. Много лет спустя, в Петербурге в пятнадцатилетнем возрасте эти формулы вспомнились Софье во время обучения дифференциальному исчислению у известного педагога А.Н. Страннолюбского, в результате чего математический анализ дался ей без особенного труда. Большое влияние на духовное развитие Сони оказала её старшая сестра Анна. Это была незаурядная девушка. Соня обожала сестру и называлаеё своей духовной мамой. Семью Корвин-Круковских посещали профессор физики Морской Академии Николай Никанорович Тыртов и профессор математики Петр Лаврович Лавров. Тыртов написал учебник физики и один экземпляр подарил Василию Васильевичу. Каково же было удивление, когда Соня, которой было в то время лет четырнадцать, заинтересовалась этим учебником и самостоятельно начала читать его. В разделе оптики она встретилась с неизвестными понятиями синуса и тангенса. Тыртов был изумлен, когда при новом посещении Круковских убедился в том, что Соня воссоздала простейшие теоремы тригонометрии. Тыртов порекомендовал генералу Корвин-Круковскому в качестве учителя для его дочери слушателя Морской академии лейтенанта флота Александра Николаевича Страннолюбского. Занятия Страннолюбского с Ковалевской прекратились в 1868 году. Она много занимается самостоятельно. Кроме математики, Соня занималась также физикой у магистра Петербургсого университета Федора Ивановича Шведова. Страннолюбский одобрял в своей ученице желание получить широкое образование. А сама Ковалевская говорила: «Мне кажется, что математик — своего рода чудак, занимающийся решением выраженных в цифрах шарад. Можно простить ему его манию, так как она весьма невинного свойства, но трудно отказаться от некоторого презрения к его слабости.»

Значительную роль в судьбе Софьи Корвин–Круковской принял Владимир Онуфриевич Ковалевский первый российский дарвинист, переводчик и издатель Дарвина, Фохта, Вирхова, Гексли и др. Будучи сторонником идеи эмансипации женщин и буквально боготворя Софью, он подыскивал ей пару для фиктивного брака, позволящего ей уехать за границу для обучения и научной работы. Сначала он решил сосватать её другу своего брата Александра — молодому и перспективному учёному–зоологу Илье Ильичу Мечникову но Мечников на фиктивный брак не согласился и к тому же был недоволен невестой, найдя её поверхностной и бессердечной. Гораздо позднее, после смерти Софьи Васильевны он продолжал отзываться о ней скептически. После отказа Мечникова в 1868 году Софья приняла предложение от самого В.О. Ковалевского. В то время практиковалось заключать фиктивные браки. Молодые люди, придерживавшиеся передовых взглядов на женское образование, желая оказать женщинам помощь, вступали с ними в брак, который освобождал девушек от родительской опеки. Но затем новобрачный предоставлял девушке полную свободу, а она ехала а границу одна или вместе с ним. Часто такие фиктивные браки переходили в фактические. Именно так было и у С.В.Ковалевской. Владимир Онуфриевич был человеком живым, деятельным и увлекающимся. В издательеких делах он не стремился к выгоде, цели у него были идейные, пропагандистские. Но он не обладал деловыми качествами и не отличался пунктуальностью. Так, он мог по неделям не подписывать обложку, из-за чего задерживался выпуск книги, часто оставался должен переводчикам. Сначала его издания раскупались, но потом увлечение широкой публики книгами западных натуралистов спало, и спрос снизился. Ко времени знакомства с Корвин-Круковскими у Ковалевского было долгов около двадцати тысяч рублей, а на складе лежало сто тысяч нераспроданных книг. Бракосочетание Владимира Онуфриевича и Софьи Васильевны состоялось 15(27) сентября 1868 г. в Палибино. Родителям пришлось согласиться на брак, потому что Соня сбежала к жениху на квартиру. Одна из теток Сони так описала свадебное торжество: "Наконец появилась Соня, свежая, хорошенькая и сияющая от счастья, какой только может быть невеста. В простом платье "она, однако, выглядела очаровательно... Ни одной драгоценности, никакого убора. Но она была так мила, что все присутствовавшие заявили, что еще не видели такой прелестной невесты. Сияющее выражение лица не покидало ее ни на одну минуту во время всей церемонии". Сразу после свадьбы Ковалевские поехали в Петербург.Оба посещали лекции Сеченова по физиологии и Грубера по анатомии Медико-хирургической академии. Основные интересы Ковалевской лежали в области математики, продолжить подготовку, начатую у Страннолюбского, можно было только в университете. Но туда доступа для женщин не было. После напряженной и интенсивной работы по овладению различными отраслями знания, сопровождавшиейся недосыпанием, Соня поняла, что её мечтыо всеобъемлющем образовании неосуществимы, что надо сузить программу занятий. Ковалевские все более укреплялись в намерении отправиться за границу. И в 1869 году их семья уехала в Гейдельберг, где были лучшие профессора математики.

В летние каникулы 1869года Ковалевские в Россию не приехали, Соня много занималась и прошла часть механики, собираясь через полтора года держать экзамен на доктора по математике и механике. В первый год пребывания за границей, проявилась необыкновенная подвижность Владимира Онуфриевича и его любовь к переездам. Софья Васильевна первое время плохо переносила путешествия. Однако её жизнь сложилась так, что впоследствии ей пришлось много странствовать. В 1870г 20-летняя Софья Ковалевская влилась в жизнь 55-летнего Вейерштрасса, сказав, что мечтает слушать его лекции. Однако совет университета не разрешил этого, и Вейерштрасс стал заниматься с Ковалевской частным образом. Скоро Соня стала любимой ученицей Вейерштрасса. Сохранилось 88 писем Вейерштрасса к Ковалевской.

Этот брак вскоре перестал быть фиктивным, но счастливым не был — супруги постоянно сходились и расходились. Несмотря на это в браке родилось трое детей. В.О. Ковалевский для того, чтобы постоянно быть рядом с супругой и содержать семью, забросил науку и занялся сомнительными финансовыми предприятиями, в которых не преуспел. 15 апреля 1883 года он отравил себя хлороформом. В припадке меланхолии лишил себя жизни, мучимый угрызениями совести за свои неудачные денежные аферы.

Жизнь Софьи Васильевны яркая и многогранная. Всю пересказать её просто невозможно, но о её смерти молчать нельзя... В конце января 1891г Софья Васильевна возвращалась в Швецию. К несчастью она в дороге сильно простудилась и приехала в Стокгольм больная. Это подорвало её здоровье и 10 февраля 1891года Софья Васильевна скончалась, в расцвете творческих сил, в возрасте 41 года.

У постели больной дежурили Гюльден, ее дочь Эльза и Эллен Кей. Но 9 февраля вечером врач сказал им, что они могут спокойно идти домой и оставить при больной только сестру из общины. Однако среди ночи к Гюльденам постучали, сообщая, что профессор Ковалевская при смерти. Тереза и Эльза поспешили к умирающей, которая скончалась через несколько часов, не приходя в сознание, от воспаления легких.

Из воспоминаний дочери:" Вчера вечером мама приняла морфина, и мне нельзя было входить. Фру Гюльден была у мамы до 7 часов; когда она уходила мама сказала, что ей лучше, и была такая спокойная. Ночью ей стало хуже. Послали за фру Гюльден, она пришла и меня разбудила. Немножко погодя мама начала хуже хрипеть и вдруг не стала дышать. Я совсем не заметила, как это случилось..." Тереза и Эльза Гюльден нередко вспоминали, что последние услышанные ими из уст Ковалевской слова были:"Слишком много счастья!"


Литература

1. Пелагея Яковлевна Кочина. Софья Васильевна Ковалевская. Издательство "Наука" Москва 1981

2. Софья Васильевна Ковалевская, её жизнь и деятельность, М:Гостехиздат,1955, 100с., ил., портр.

3. http://az.lib.ru/k/kowalewskaja_s_w/text_0040.shtml

4. http://taina.aib.ru/biography/sofja-kovalevskaja.htm

5. http://library.by/shpargalka/belarus/biography/003/bgr-126.htm

6. http://www.tonnel.ru/?l=gzl&uid=718