Группа№6 Ельнинская операция — наступательная операция РККА

Материал из Saratov FIO Wiki
Перейти к: навигация, поиск

ВКЛАД КОМАНД


Группа №6

Великая Победа
Интернет-марафон Великая Победа

2010



1.Команда "Витязи" Команда «Витязи» "МОУ СОШ с,Багаевка Саратовского района Саратовской области"


создали вики-страницу;

опредедлили название операции;

назвала командующих армиями:

определили даты проведения операции;

определили планы сторон;

описали ход и исход операции;

дополнили сведения о комиссаре Щеренко;


2.Команда "Георгиевская лента" Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

дополнила вики-страницу;

восстановила подписи на карте (населенные пункты, группы армий, фронтов и т.п.);

представила свой взгляд на операцию под Ельней;

установила соотношение сил перед операцией;

установила командующих фронтами, армиями и другими подразделениями;

представила фотографии битвы;

включила воспоминания генерала-майора Ракутина К.И.


3.Команда "Искатели" Команда "Искатели" МОУ СОШ №3 г. Петровска Саратовской области

Мы подтверждаем, что данная операция - Ельнинская операция Красной Армии. Наши дополнения:о соотношении сил, о командующих фронтами армии и др. подразделениями. Воспоминания о Ельнинской операции.




Вернуться на страницу Интернет-марафон для школьников «Великая Победа»" 1}

ЗАДАНИЯ КОМАНД

Название операции

Ельнинская наступательная операция РККА

Началась 30 августа 1941 года наступлением двух армий (24-й и 43-й) советского Резервного фронта (командующий — генерал армии Г. К. Жуков ). Завершилась 6 сентября освобождением города Ельни и ликвидацией ельнинского выступа. В соответствии с советской историографией является частью Смоленского сражения.

Силы сторон

РККА

В первом эшелоне Резервный фронт (генерал армии Г. К. Жуков) имел в своём составе 2 армии: 24-ю и 43-ю. Непосредственно к наступлению на Ельню привлекались войска советской 24-й армии (генерал-майор К. И. Ракутин): 19-я, 100-я, 106-я, 107-я, 120-я, 303-я и 309-я стрелковые дивизии, 6-я стрелковая дивизия народного ополчения, 103-я моторизованная дивизия, 102-я и 105-я танковые дивизии, а также 10 корпусных артполков, полков РГК и ПТО; первоначально около 60 тыс. человек, около 800 орудий, минометов и установок реактивной артиллерии калибра 76 мм и выше и 35 танков. 43-я армия (генерал-майор Д. М. Селезнёв) имела в своем составе 4 стрелковые дивизии (53-я, 149-я, 211-я и 222-я), две танковые (104-я и 109-я), 6 корпусных артполков, полков РГК и ПТО.

Вермахт

Советскому Резервному фронту противостояли соединения немецкой 4-й армии (генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге). К началу операции в ельнинском выступе на фронте протяженностью более 70 км оборонялся немецкий 20-й армейский корпус (командир — Фридрих Матерна) в составе: 78-я, 292-я, 268-я и 7-я пехотные дивизии. Всего около 70 тыс. солдат и офицеров, 500 орудий и миномётов калибра 75 мм и выше и около 40 танков. Севернее ельниского выступа держал оборону 9-й армейский корпус (Г. Гейер): 15-я, 137-я и 263-я пехотные дивизии. Южнее, на рославльском направлении, — 7-й армейский корпус (В. Фармбахер): 267-я, 23-я и 197-я пехотные дивизии. В резерве немецкого командования за ельнинским выступом располагалась 10-я танковая дивизия, в районе Рославля — 252-я пехотная дивизия 53-го армейского корпуса.

'Командиры и начальники

Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

СССР /ФИО Звание на момент битвы Германия Звание на момент битвы
Жуков Г.К.[1] генерал армии Гюнтер фон Клюге[2] генерал-фельдмаршал
К.И.Ракутин[3] генерал-майор Фридрих Матерна[4] командир 20 армейского корпуса
Д.М.Селезнёв[5] генерал-майор Г.Гейер [6] командир 9 армейского корпуса

Планы сторон

Советская сторона

Замысел Ельнинской операции предусматривал прорыв обороны встречными ударами войск 24-й армии с севера и юга под основание выступа и развитие наступления с целью окружения основных сил противника. Одновременно предусматривалось рассечение немецкой группировки ударом с востока и уничтожение её по частям. Разгром ельнинской группировки предусматривалось закончить к 3 сентября. В дальнейшем, развивая успех, армия должна была овладеть городом Починок и 8 сентября выйти на рубеж Долгие Нивы, Хиславичи. Соотношение сил в полосе 24-й армии было примерно равным: в людях — 1,1 : 1 в пользу немецкой группировки, по артиллерии — 1,6 : 1 в пользу советской 24-й армии. Танки с обеих сторон применялись ограниченно. Авиационное обеспечение не планировалось, так как все боевые самолёты фронта к началу операции по указанию Ставки ВГК были переданы Брянскому фронту. Ельнинская операция была частью крупномасштабного наступления советских войск трёх фронтов: Западного, Резервного и Брянского. Севернее 24-й армии против немецкой 9-й армии (духовщинской группировки) действовали войска Западного фронта. Южнее 24-й армии советская 43-я армия наступала в направлении Рославля. Ещё южнее войска Брянского фронта (50-я, 3-я и 13-я армии) проводили Рославльско-Новозыбковскую наступательную операцию (30 августа — 12 сентября).

Германская сторона

Общий замысел действий противника на смоленском направлении сводился к тому, чтобы рассечь оборону Западного фронта на три части, окружить и ликвидировать его невельскую, смоленскую и могилевскую группировки и создать тем самым благоприятные условия для наступления на Москву.

Ход боевых действий

30 августа 1941 началось наступление 24-й армии, однако за два дня советские войска углубились на отдельных участках только на 2 км. В последующие два дня противник предпринял ряд контратак с целью не допустить развития наступления и удержать горловину ельнинского выступа. 3 сентября советские войска возобновили наступление. К исходу дня соединения северной и южной групп сузили горловину ельнинского выступа до 6−8 км. Под угрозой окружения противник 3 сентября начал отвод своих сил из ельнинского мешка, прикрываясь сильными арьергардами по всему фронту выступа. Немецко-фашистские войска стремились избежать окружения и оказывали упорное сопротивление. К исходу 5 сентября 100-я стрелковая дивизия заняла Чапцово (севернее Ельни), а 19-я стрелковая дивизия ворвалась в Ельню. На подходе к городу действовали и другие дивизии. 6 сентября Ельня была освобождена советскими войсками. Начальник германского Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер записал в своем дневнике: Наши части сдали противнику дугу фронта у Ельни. Противник еще долгое время, после того как наши части уже были выведены, вёл огонь по этим оставленным нами позициям и только тогда осторожно занял их пехотой. Скрытый отвод войск с этой дуги является неплохим достижением командования. К исходу 8 сентября дивизии 24-й армии полностью ликвидировали ельнинский плацдарм и вышли к оборонительному рубежу по линии Нов. Яковлевичи, Ново-Тишово, Кукуево.

Действия 43-й армии

30 августа началось наступление также и 43-й армии Резервного фронта. В первый день наступления советская 109-я танковая дивизия прорвала оборону немецкой 23-й пехотной дивизии, продвинулась вперёд на 12 километров и вышла к Костырям. 31 августа в район прорыва были переброшены 267-я пехотная и 10-я танковая дивизии, которые нанесли контрудар по флангам 109-й дивизии, оказавшейся в окружении. 1 сентября на КП 211-й стрелковой дивизии прибыл комфронта Г. К. Жуков, который руководил боем на подступах к реке Стряна. Бои по выходу частей 109-й танковой дивизии из окружения западнее Десны продолжались до 5 сентября. Большинство бойцов и командиров погибли или попали в плен, а дивизия как воинское соединение перестала существовать (16 сентября она была расформирована). Только 7 сентября дивизии 43-й армии форсировали Стряну и развили наступление на запад, но уже 8 сентября противник нанёс контрудар, после чего советские войска перешли к обороне. 12 сентября противник возобновил контратаки. На следующий день оттеснил советские войска за Стряну и занял западный берег реки, после чего бои на этом направлении затихли. Одновременно с наступлением под Богдановым 43-я и 50-я армии должны были провести наступление южнее Варшавского шоссе из района Ивановского на Коски и далее на Рославль. Наступление здесь началось 2 сентября. Советские войска 50-й армии встретили упорное сопротивление и не смогли прорвать оборону противника. Бои под Ивановским и южнее продолжались до 15 сентября. К началу операции в ельнинском выступе на фронте более 70 км оборонялись 137, 78, 292 и 268-я пехотные дивизии врага. Всего группировка противника насчитывала около 70 тыс. солдат и офицеров, 500 орудий и минометов калибра 75 мм и выше и около 40 танков. Военный совет и штаб Резервного фронта после всестороннего изучения обстановки разработали план разгрома фашистской группировки, оборонявшейся в ельнинском выступе. Замысел операции предусматривал встречными ударами с севера и юга под основание выступа прорвать оборону врага и, развивая наступление, окружить основные силы 20-го армейского корпуса. Одновременно предусматривалось рассечение вражеской группировки ударом с востока и уничтожение ее по частям. Таким образом, учитывая конфигурацию линии фронта, в основу замысла операции была положена решительная форма оперативного маневра — двусторонний охват с целью окружения и разгрома врага по частям. При этом предусматривалось разгром ельнинской группировки закончить к 3 сентября и выйти на рубеж свх. Беззабот, Ново-Тишово, Кукуево. В дальнейшем, развивая успех, армия должна была овладеть Починок и 8 сентября выйти на рубеж Долгие Нивы, Хисловичи. Командующий армией генерал К. И. Ракутин во исполнение оперативной директивы фронта после уяснения задачи и оценки обстановки 26 августа принял решение и поставил задачи командирам соединений. Идея решения соответствовала замыслу операции. Прорыв обороны окружение и разгром противника предусматривалось осуществить силами девяти стрелковых дивизий из тринадцати, имевшихся в армии (четыре дивизии оборонялись на рубеже р. Ужа, севернее ельнинского выступа). Они насчитывали около 60 тыс. человек, около 800 орудий, минометов и установок реактивной артиллерии калибра 76 мм и выше и 35 танков. Для прорыва обороны и окружения врага создавались две ударные группы в составе пяти дивизий — северная (две стрелковые и одна танковая дивизия) и южная (стрелковая и моторизованная дивизии). Они должны были нанести встречные удары под основание выступа в общем направлении на Выс. Леонов на глубину до 10 км. При этом две дивизии (102 тд и 303 сд), замкнув кольцо окружения, образовывали внешний фронт, развернувшись на запад, а три (107, 100 сд и 106 мд) — внутренний фронт, развернувшись на восток. Решающая роль в операции отводилась северной ударной группе в составе 102-й танковой, 107-й и 100-й стрелковых дивизий, которые получили наибольшее количество сил и средств усиления и наступали в более узких полосах. Так, 107-я стрелковая дивизия (командир полковник П. В. Миронов, комиссар полковой комиссар В. Д. Столяров) была усилена 275-м корпусным, 573-м пушечным и 544-м гаубичным (без одного дивизиона) артиллерийскими полками и двумя батареями реактивных установок (БМ-13). Дивизия действовала в полосе до 4 км, прорывая оборону на участке до 2 км. 102-я танковая (командир полковник И. Д. Илларионов, комиссар полковой комиссар В. А. Семенов) и 100-я стрелковая (командир генерал-майор И. Н. Руссиянов, комиссар старший батальонный комиссар К. И. Филяшкин) дивизии наступали соответственно в полосах до 4 и 8 км, осуществляя прорыв на участках 1,5 и 3 км. Всего в северной группе имелось около 400 орудий и минометов калибра 76 мм и выше, почти половину которых составляла артиллерия усиления. Такое количество артиллерии позволило создать плотность более 60 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Южная ударная группа в составе 303-й стрелковой и 106-й моторизованной дивизий получила на усиление около 100 орудий и минометов. Главная роль отводилась 303-й стрелковой дивизии (командир полковник Н. П. Руднев, комиссар полковой комиссар А. А. Голубев), которой были приданы: стрелковый полк из 106-й дивизии, два дивизиона 488-го корпусного артиллерийского полка, 24-й минометный батальон, батарея реактивных установок (БМ-13), а в последующем и 103-й отдельный танковый батальон. Она наступала в полосе 8 км, прорывая оборону на участке 3 км. 106-я моторизованная дивизия (командир полковник А. Н. Первушин, комиссар полковой комиссар Я. Е. Агроник) имела полосу наступления около 10 км, прорывала оборону врага на участке 2 км. Советские 102 тд, 103 и 106 мд, не имея материальной части, по сути дела, выполняли роль стрелковых дивизий, 102 тд насчитывала лишь 20 исправных танков, причем большая часть из них с ограниченным моторесурсом. В последующем прибыл 103 отб, имевший около 15 танков. Важная роль согласно решению командующего армией отводилась центральной группе, в которую входили 19-я (командир генерал-майор Я. Г. Котельников, комиссар бригадный комиссар А. П. Волов) и 309-я (командир полковник Н. А. Ильянцев, комиссар старший батальонный комиссар М. И. Волостников) стрелковые дивизии. Они должны были, наступая с востока на Ельню, рассечь окружаемые войска на части и во взаимодействии с другими дивизиями уничтожить их. Эти соединения имели полосы наступления шириной соответственно до 6 и 4 км, осуществляя прорыв на участках 3 и 2 км. Однако для выполнения поставленных задач сил и средств в этой группе было явно недостаточно. Она насчитывала всего около 100 орудий и минометов, а танков вообще не имела. 103-й моторизованной (командир генерал-майор И. И. Биричев, комиссар батальонный комиссар Ф. Ф. Малинин) и 120-й стрелковой (командир генерал-майор К. И. Петров, комиссар полковой комиссар И. Б. Булатов) дивизиям предстояло сковать противника в своих полосах (соответственно 10 и 15 км) и не допустить маневра его сил и средств на другие направления. Соотношение сил было примерно равным: в людях — 1,1 : 1 в пользу противника, по артиллерии — 1,6:1 в пользу 24-й армии. Танки с обеих сторон применялись ограниченно. На период операции в армии создавалась артиллерийская группировка, состоявшая из армейской группы дальнего действия (АДД) и групп поддержки пехоты (ПП) в дивизиях. Артиллерийская подготовка планировалась продолжительностью один час. Предусматривалось сокращение продолжительности артподготовки, если пехота выйдет на рубеж атаки, удаленный на 300—400 м от вражеского переднего края, ранее установленного времени. Однако во всех случаях последний 10-минутный, наиболее мощный огневой налет по объектам атаки и огневым позициям артиллерии противника не должен был сокращаться. Артиллерийскую поддержку предусматривалось осуществлять методом последовательного сосредоточения огня, а также огнем отдельных батарей и орудий сопровождения, действующих в боевых порядках пехоты. Авиационное обеспечение не планировалось, так как все боевые самолеты фронта к началу операции по указанию Ставки ВГК были переданы Брянскому фронту, за исключением 20 самолетов, оставленных а интересах 24-й армии для разведки и корректировки огня артиллерии. Это обстоятельство, естественно, значительно ослабляло силу удара войск армии. В ходе подготовки операции военные советы и штабы фронта и армии прилагали большие усилия для решения мероприятий по обеспечению боевых действий (боевое, политическое, инженерное, материально-техническое обеспечение и т. д.). Однако решить полностью все вопросы в связи с очень ограниченным сроком подготовки операции (всего около 4 суток) к началу боевых действий не удалось. Например, если дивизии были укомплектованы личным составом на 70—80 %, то материальной частью артиллерии лишь на 25—50 % (кроме 107 сд, имевшей 90 %). Не удалось накопить и необходимого количества боеприпасов, в результате чего, как показали последующие события, уже на второй день операции ощущалась их острая нехватка. Все это требовало дополнительного времени на подготовку. Но откладывать начало операции было нельзя. Наступление 24-й армии должно было содействовать успеху контрударов Брянского фронта, наносимых по наступавшей в южном направлении 2-й танковой группе врага. С точки зрения планирования и подготовки Ельнинской наступательной операции следует отметить как положительное явление создание ударных групп и сосредоточение основных усилий у основания выступа на главных направлениях. В группы были включены все исправные танки и около 80 % артиллерии. Оперативное построение армии было одноэшелонным. Это обусловливалось относительно небольшой глубиной боевых задач северной и южной ударных группировок (до 10 км). Предполагалось выполнить поставленную задачу нанесением сильного первоначального удара. Боевые порядки многих дивизий строились в два эшелона. По ходу боевых действий Ельнинскую наступательную операцию условно можно разделить на три этапа: первый — прорыв организованной обороны на направлениях главных ударов (30—31 августа); второй — отражение ожесточенных контратак противника, стремившегося сорвать наступление 24-й армии (1—3 сентября); третий — развитие наступления, преследование отходящего врага и ликвидация ельнинского выступа (4—8 сентября). Схема Ельнинской операции В 7 часов утра 30 августа 1941 г. около 800 орудий, минометов и реактивных установок 24-й армии, несмотря на сильный туман и плохую видимость, обрушили огонь на вражескую оборону. Началась артиллерийская подготовка. В этот день успеха достигла лишь южная ударная группа, ее дивизии продвинулись на участке прорыва до 1,5 км. Менее удачно наступали соединения северной ударной группы. В 8.00 танки 102-й танковой дивизии успешно атаковали противника, но пехота отстала и не использовала их успех. Вместо того, чтобы до подхода пехоты подавлять огневые точки огнем с места, танки отошли назад. Враг воспользовался этим, привел себя в порядок и а ходе последующих атак оказал дивизии упорное сопротивление. Кроме того, из-за слабости разведки не была полностью вскрыта система огня в обороне противника, особенно в противотанковом отношении. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что только в ходе двух наших атак было уничтожено до 10 противотанковых орудий, 12 пулеметов и разрушены 2 орудийных дзота фашистов. Отдельные подразделения полков первого эшелона 107-й стрелковой дивизии не успели занять исходное положение, в результате чего одновременной сильной атаки не получилось. Введенные в бой вторые эшелоны полков, а затем и дивизий также не смогли достичь существенных результатов. В целом соединения северной группы за первый день боя продвинулись вперед лишь на 500 м. Дивизии ударных групп вели боевые действия и ночью. На отдельных участках они сломили сопротивление гитлеровцев. Существенной помощи соединениям армии не оказала и авиация (к началу наступления в распоряжение командующего фронтом нэ Резерва Ставки ВГК прибыли четыре авиационных полка, осуществлявших поддержку боевых действий соединений армии). В первый день наступления из-за тумана и слабого знания района действий она смогла нанести удары только по двум аэродромам противника. В 9.30 пять ПЕ-2 в сопровождении шести МИГ-3 бомбардировали аэродром Селеща, а в 10.30 девять ИЛ-2 и двенадцать ЯК-1 — Олсуфьево. В последующие два дня противник предпринял ряд контратак силой до пехотного батальона с танками при поддержке артиллерии и авиации против частей 102-й танковой, 107-й и 303-й стрелковых дивизий, стремясь не допустить развития наступления и удержать горловину ельнинского выступа. Об упорстве наших войск и напряженности боев свидетельствует следующий пример. 586-й стрелковый полк 107-й стрелковой дивизии, вклинившийся в оборону врага, был контратакован с нескольких направлений. Командир полка полковник И. М. Некрасов, будучи раненным, умело руководил боем своих подразделений. Он приказал организовать круговую оборону, личному составу зарыться в землю, всю артиллерию полка выдвинул для стрельбы прямой наводкой по. танкам. И это дало свои результаты. Полк выстоял и успешно отразил все атаки, а бойцы 1-го батальона захватили в ходе боя два орудия с боеприпасами и открыли из них огонь. . Еще 31 августа командующий 24-й армией с целью развития наметившегося успеха наступления решил создать из подразделений 102, 107 и 100-й дивизий «сводный отряд в составе танковой группы, десантной роты, мотобатальона и артгруппы из 10 орудий (район формирования — лес южнее Монино, отряд именовать «Отряд Иванова»). Он должен был стремительным ударом в направлении Садки, Бол. Нежода выйти в район Ново-Тишово, Петрово, перерезать шоссейную дорогу Ельмя — Балтутино, организовать круговую оборону и не допустить подхода резервов противника к Ельие. Ввести его в бой предусматривалось в полосе 107-й стрелковой дивизии, имевшей наибольшее продвижение в глубину. Он имел 20 танков и стрелковую роту в качестве танкового десанта. Это была своего рода импровизированная подвижная группа армии. Мужество и отвагу проявили воины 100-й стрелковой дивизии. Например, 355-й стрелковый полк этой дивизии 3 сентября атаковал сильный опорный пункт Митино. Противник, опираясь на заранее подготовленные позиции, оказывал упорное сопротивление. Первые две лобовые атаки не принесли успеха. Тогда командир полка майор 3. С. Багдасаров решил овладеть этим опорным пунктом одновременной атакой с трех направлений; с запада, севера и юго-востока. Наиболее успешно действовал 1-й стрелковый батальон, который при поддержке огня артиллерии стремительно ворвался в деревню Митино с запада. В ходе боя бойцы 1-й роты, овладев вражескими траншеями, в рукопашной схватке уничтожили гитлеровцев и захватили три пулемета. Утром 3 сентября возобновили наступление и дивизии южной группы. Несмотря на трудности лесисто-болотистой местности, они овладели населенными пунктами Леоново и Щеплево. Из-за слабой разведки местности 15 танков 103-го отдельного танкового батальона, наступавшие с пехотой 303-й стрелковой дивизии, застряли в болоте южнее Леонове. К утру 4 сентября было извлечено из болота только 9 машин. Таким образом, к исходу дня соединения северной и южной групп, проявляя массовый героизм, отвагу и решительность, сузили горловину ельнинского выступа до 6—8 км. Противник, не выдержав удара войск 24-й армии и находясь под угрозой окружения, 3 сентября начал отвод своих сил из ельнинского мешка, прикрываясь сильными арьергардами по всему фронту выступа. Командующий фронтом потребовал кратчайший срок завершить окружение врага и овладеть Ельней. Для наращивания удара северной группы он приказал командующему 24-й армией ввести в бой один стрелковый полк 127-й стрелковой дивизии, оборонявшейся на рубеже р. Ужа. Полк стремительно атаковал противника в полосе 102-й танковой дивизии. Соединения армии по всему фронту перешли к преследованию врага. Но на флангах шли ожесточенные бои. Немецко-фашистские войска стремились избежать окружения и оказали упорное сопротивление. Наши части хотя и медленно, но продолжали продвигаться вперед. К исходу 5 сентября 100-я стрелковая дивизия заняла Чапцово (севернее Ельни), а 19-я стрелковая дивизия ворвалась в Ельню. На подходе к городу действовали и другие дивизии. 6 сентября Ельня была освобождена советскими войсками. К исходу 8 сентября дивизии 24-й армии полностью ликвидировали ельнинский плацдарм и вышли к оборонительному рубежу по линии Нов. Яковлевичи, Ново-Тишово, Кукуево. Неоднократные попытки, предпринятые армией по прорыву этого рубежа противника, существенных результатов не дали, и она вынуждена была перейти к закреплению достигнутого успеха.

Итоги операции

Трофеи Ельнинского сражения

Итогом Ельнинской наступательной операции явилась ликвидация ельнинского выступа. Значительно улучшилось оперативное положение войск как 24-й армии, так и в целом Резервного фронта. Была снята угроза вторжения врага в оперативную глубину нашей обороны и удара во фланг Западному и Резервному фронтам. Пяти фашистским дивизиям в районе Ельни был нанесен значительный урон. Потери их в живой силе составили до 45 тыс. человек.

Однако полностью осуществить замысел на окружение всей ельнинской группировки 24-й армии не удалось. Основными причинами этого являлись: общий недостаток сил и средств в армии, отсутствие четкого взаимодействия между пехотой и танками, слабая обеспеченность войск боеприпасами и неумение командного состава частей организовать наступательный бой в короткие сроки.

Вместе с тем следует отметить, что Ельнинская наступательная операция была одной из первых в Великой Отечественной войне, в ходе которой осуществлялись прорыв сильной очаговой обороны противника, разгром его группировки и изгнание со значительной части советской территории. Из опыта операции заслуживают внимания такие вопросы, как подготовка операции в короткие сроки; планирование операции с решительными целями; применение такой формы оперативного маневра, как двусторонний охват крупной группировки противника с целью окружения с одновременным ее расчленением; массированно сил и средств. Несмотря на отсутствие общего превосходства в сипах, командование армии сумело скрытно создать ударные группировки и добиться превосходства на участках прорыва на главных направлениях. Уроки прорыва подготовленной очаговой обороны врага подтвердили необходимость иметь в боевых порядках пехоты танки НПП.

Опыт проведенной операции еще раз показал, что успех наступления решающим образом зависит от тщательно продуманного и правильно организованного взаимодействия пехоты, танков, артиллерии и авиации, а также от твердого непрерывного управления.


Наступ ательная операция.jpg

За стойкость в обороне, мужество и отвагу в наступлении, массовый героизм, дисциплину и находчивость, проявленные личным составом частей и соединений, многие из них отмечены высокими правительственными наградами. 100-я и 127-я стрелковые дивизии 24-й армии первыми были удостоены звания гвардейских, получив соответственно наименование 1-й и 2-й гвардейских стрелковых дивизий. Звания гвардейских присвоили затем 107-й и 120-й стрелковым дивизиям, которые 26 сентября 1941 г, были преобразованы в 5-ю и 6-ю гвардейские стрелковые дивизии соответственно. Таким образом, здесь, в боях под Ельней, в 1941 г. родилась гордость наших Вооруженных Сил — советская гвардия.

Дивизии.jpg

Бесстрашный комиссар Щеренко

В историю Ельнинского сражения вошли также сведения о нашем земляке комиссаре П.Я.Щеренко. Заметка из дивизионной газеты того периода под назва¬нием «Мужественный комиссар».

Вот что в ней сказано:

«Вместе с бойцами на передовой линии фронта нахо¬дится комиссар т. Щеренко. Бесстрашие, презрение к смер¬ти, смелость, твёрдая уверенность в победе над оголте¬лыми бандами фашистов — вот черты, которые присущи этому подлинному большевику, славному сыну Родины, настоящему боевому комиссару.

Комиссар т. Щеренко хорошо помнит, что место комму¬ниста в бою, там, где решается успех этого боя, где наибо¬лее слабый участок. На позиции и в окопе он всегда под¬нимает боевой дух красноармейцев. Они его полюбили как родного отца.

...Шёл горячий бой. На одном из участков фронта неприятель накопил свежие силы. Чувствовался перевес врага. И вот здесь, в этот критический момент боя, среди бойцов подразделения появляется комиссар. «Вперёд, на проклятого врага!» — послышался его боевой призыв. Бойцы, увидев возле себя своего комиссара, стремительно ринулись в атаку. В рукопашной схватке фашистские людо¬еды не выдержали напора красных бойцов и бежали, усти¬лая путь трупами своих вояк. Вместе с храбрыми бойцами беспощадно уничтожал фашистов и бесстрашный комиссар т. Щеренко».

В Энгельсском краеведческом музее, в экспозиции участников Великой Отечественной войны, — фотография комиссара полка Петра Яковлевича Щеренко.

На обратной стороне фотографии написано: «Снимок сделан для альбома и истории 309 с.д. 12.09.41 г. Посылаю Вам, что я ещё на этот день жив. С приветом твой муж и отец».

С первых дней Великой Отечественной войны П. Щеренко был направлен на фронт в район Риги, а через три недели был отозван в Ленинградское военно-политическое училище им. Ф. Энгельса и отту¬да направлен в Курск для участия в формировании полка.


О гибели комассара П. Щеренко 5 октября 1941 года в районе сов¬хоза «Беззаботный» под Ельней написал его сослуживец А. Белоус.

На запрос в Главное управление кадров МО СССР из Центрального архива МО СССР (исх. №6/735056 от 12 февраля 1986 г.) сообщили:

«...приказом № 66434 (чей приказ — не указано) от 15.07.1941 г. назначен заместителем командира по политчасти 1957-го стрелкового полка;

— приказом № 01778/п от 18.12.1941 г. присвоено в/звание «бата¬льонный комиссар». Сведений о дальнейшей службе и судьбе не имеется.

В списке коммунистов, стоящих на партучёте в политотделе 309-й стрелковой дивизии по состоянию на 9.09.1941 г. значится: Щеренко Пётр Яковлевич, партбилет № 1939520, прибыл из ВПУ им. Энгельса, г. Ленинград».



команда "Георгиевская лента"

Alm komanda.jpg

  • Мы согласны с мнением команды "Витязи", что данная операция: Ельнинская операция Красной армии
  • Наши дополнения:

Карта военных действий

Ельнинская операция Красной армии
  • Карта операции под Ельней с восстановленными надписями населенных пунктов, групп армий, фронтов и т.п.

Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

Источник http://www.rustrana.ru/article.php?nid=20845 )









Ельнинская операция:взгляд с немецкой стороны
  • Карта операции под Ельней - взгляд со стороны немецкой армии (положение на 2 сентября 1941 г)

Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

Источник http://www.rustrana.ru/article.php?nid=20845 )







Наш взгляд на операцию под Ельней

Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

Во второй половине июля 1941 г. немецко - фашистские войска захватили Ельню и близлежащие населенные пункты. Попытки врага развить наступление разбивались о стойкость и мужество соединений 24-й армии Резервного фронта, и он вынужден был перейти к обороне. Образовался так называемый ельнинский выступ, глубоко вдававшийся в нашу оборону, создававший угрозу флангам и тылу советских войск на вяземском направлении.

Соединения 24-й армии, ослабленные в предшествующих боях, несколько раз пытались в июле—августе 1941 г. срезать выступ и восстановить положение в районе Ельни. Однако все их попытки были безуспешны. В связи с этим командующий войсками Резервного фронта генерал армии Г. К. Жуков 21 августа 1941 г. приказал командующему 24-й армией генерал-майору К. И. Ракутину прекратить наступление и приступить к подготовке нового, более сильного и организованного удара.

К началу операции в ельнинском выступе на фронте более 70 км оборонялись 137, 78, 292 и 268-я пехотные дивизии врага. Всего группировка противника насчитывала около 70 тыс. солдат и офицеров, 500 орудий и минометов калибра 75 мм и выше и около 40 танков.

Продолжение на сайте http://elnja.narod.ru/Page_War/operation.html


Таким образом, здесь, в боях под Ельней, в 1941 г. родилась гордость наших Вооруженных Сил — советская гвардия.


Сотношение сил перед операцией

Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

Соотношение сил в полосе 24-й армии было примерно равным: в людях — 1,1 : 1 в пользу немецкой группировки, по артиллерии — 1,6 : 1 в пользу советской 24-й армии. Танки с обеих сторон применялись ограниченно. Авиационное обеспечение не планировалось, так как все боевые самолёты фронта к началу операции по указанию Ставки ВГК были переданы Брянскому фронту.

Силы сторон:

Германия:70 000 человек, 500 орудий

СССР: 60 000 человек, 800 орудий

Ельнинская операция была частью крупномасштабного наступления советских войск трёх фронтов: Западного, Резервного и Брянского.

Севернее 24-й армии против немецкой 9-й армии (духовщинской группировки) действовали войска Западного фронта.

Южнее 24-й армии советская 43-я армия наступала в направлении Рославля.

Ещё южнее войска Брянского фронта (50-я, 3-я и 13-я армии) проводили Рославльско-Новозыбковскую наступательную операцию (30 августа — 12 сентября).

Битва в фотографиях

Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

Elnia ataka.jpg Elnia Jukov.jpg Elnia Nemzy.jpg Elnia7.jpg Elnia8.jpg Elnia9.jpg Elnia obelisk.jpg

Воспоминания генерала-майора Ракутина К.И.

Команда "Георгиевская лента" МОУ ООШ им.Привалова И.М. с.Алмазово Балашовского района Саратовской области"

30-го числа, в середине дня, генерал Жуков выехал на машине из Москвы и по Минскому шоссе направился в штаб Резервного фронта, который находился в Гжатске.

Не нужно быть особенно проницательным, чтобы представить себе состояние Жукова после той стычки, которая произошла у него вчера со Сталиным. Он был хмур, неразговорчив, ежеминутно готов взорваться, но явно сдерживался.

Мне кажется, тяжелое настроение Жукова объяснялось не только изменением отношения Сталина лично к нему, но главным образом теми неудачами на фронте, которые могут последовать из-за отказа Верховного посчитаться с оценкой обстановки и предложениями, которые сделал Жуков. Именно это особенно угнетало его.

Сразу же по прибытии в штаб, пока оборудовалась комната для отдыха нового командующего, начальник штаба фронта доложил Жукову обстановку.

На следующий день генерал Жуков выехал в 24-ю армию. Штаб иоей армии размещался в небольшой деревне Волочек, недалеко от Ельни.

Прибыв ко мне, Жуков, верный своей привычке, не стал долго засиживаться в штабе, а вместе с командующим отправился в части поближе к противнику, чтобы самому увидеть и оценить обстановку. Весь день они ездили по наблюдательным пунктам командиров частей, и Жуков убедился, что здесь против 24-й армии — хорошо организованная, прочная оборона противника.

Ельнинский выступ образовался в ходе Смоленского сражения, которое все еще продолжалось. Сильным рывком своего танкового кулака Гудериан выдвинулся здесь вперед и захватил Ельню. Конфигурация фронта этого клина, собственно, и породила название "ельнинский выступ". Именно эта конфигурация наводила Жукова на мысль о том, что хорошо бы с двух сторон ударить под основание клина и окружить находящиеся в нем войска противника. Однако, взвесив силы своих войск, находившихся на этом направлении, Жуков понял, что осуществить такое окружение не так-то просто, нужно было подтянуть сюда еще несколько дивизий и, самое главное, побольше артиллерийских частей, так как прорвать оборону противника, очень мощную, да еще с закопанными в землю танками и бронетранспортерами, наступающим будет очень трудно.

По указанию Жукова была организована тщательнейшая разведка обороны и огневой системы противника. Особенно большую помощь оказал здесь Жукову и в разведке, и в подавлении огневой системы генерал-майор Л. А. Говоров, большой мастер артиллерийского дела. Пока шла подготовка операции, пока подвозились боеприпасы и перегруппировывались войска, Жуков занимался изучением противника, допрашивал пленных. В те дни гитлеровские солдаты еще были полны энтузиазма, вели себя нагло, были уверены, что они скоро захватят Москву, которая была уже так близко.

Продолжение на сайте [7]

команда "Искатели"

Наши дополнения: Соотношение сил Немецко-фашистской группе армий «Центр» на 30 сентября противостояли 95 советских соединений (в том числе 3 мотострелковые и 9 кавалерийских дивизии, 13 танковых бригад), или около 30% состава действующих армий. Причем немало соединений и частей было укомплектовано неполностью. Многие из них, особенно, дивизии народного ополчения, не имели боевого опыта, были слабо вооружены и обучены. Источник: История Второй мировой войны 1939-1945, том 4, под редакцией А.А. Гречко

Командующие фронтами, армиями и др. подразделениями

1) 107-я стрелковая дивизия - командир полковник П. В. Миронов, комиссар полковой комиссар В. Д. Столяров 2) 102-я танковая - командир полковник И. Д. Илларионов, комиссар полковой комиссар В. А. Семенов 3) 100-я стрелковая - командир генерал-майор И. Н. Руссиянов, комиссар старший батальонный комиссар К. И. Филяшкин 4) 303-й стрелковой дивизии - командир полковник Н. П. Руднев, комиссар полковой комиссар А. А. Голубев 5) 106-я моторизованная дивизия - командир полковник А. Н. Первушин, комиссар полковой комиссар Я. Е. Агроник 6) 19-я - командир генерал-майор Я. Г. Котельников, комиссар бригадный комиссар А. П. Волов 7) 309-я - командир полковник Н. А. Ильянцев, комиссар старший батальонный комиссар М. И. Волостников 8) 103-й моторизованной - командир генерал-майор И. И. Биричев, комиссар батальонный комиссар Ф. Ф. Малинин 9) 120-й стрелковой - командир генерал-майор К. И. Петров, комиссар полковой комиссар И. Б. Булатов.

Из воспоминаний А.П. Буренкова...

Byrenkov.JPG


Их осталось совсем мало, первыми получивших высокое звание "гвардеец" в боях под Ельней. Помню последнюю встречу в Смоленске, организованную членом областного Совета ветеранов, с первогвардейцем Иваном Михайловичем Заикиным, объединявшим боевых друзей, разъехавшихся после войны по разным уголкам страны. Они делились воспоминаниями о боях, из походной фронтовой фляжки наливали боевые сто граммов в память тех, кто погиб в сражениях за Родину. Их рассказы, которые удалось записать тогда, и сегодня важны для истории нашей гвардии.

Вот воспоминания Петра Андреевича БУРЕНКОВА, уроженца села Горохово Рославльского района. Перед войной он окончил четвёртый курс Смоленского медицинского института и получил направление на практику в Починковскую районную больницу. Пётр Андреевич рассказывал: "Хорошо помню 22 июня 1941 года. Митинги, слёзы женщин. На следующий день военкомат начал призывать на военную службу, в том числе медицин-ский состав. Обратился и я с просьбой направить на фронт, но мне отказали на том осно-вании, что студенты пользовались отсрочкой от призыва в армию, и предложили вместе с институтом следовать в Саратов для продолжения учёбы. Такое решение меня не удовлетворило, и я во что бы то ни стало решил попасть на фронт. Поехал в Смоленск, в областной военкомат. И снова отказ по той же причине. Пришлось возвратиться в Починок.

Через несколько дней почти весь медицинский состав больницы был отправлен на фронт. Главный врач Спирина возглавила санитарный поезд. Но больница продолжала работать, начали поступать раненые, пострадавшие от бомбёжек вражеской авиации. Стали слышны орудийные выстрелы. Фронт быстро приближался. Решено было эвакуиро-вать нетранспортабельных больных и раненых в больницы Рославля и Ельни. Местные власти помогли мобилизовать гужевой и автомобильный транспорт. Больница опустела, и у меня руки были развязаны. В городе как раз остановилась воинская часть на короткий отдых. Это был 355-й стрелковый полк 100-й дивизии, который с боями отхо-дил от Минска, понеся большие потери, в том числе медицинских кадров. Я обратился к командованию полка с просьбой зачислить меня в ряды Красной Армии. Старшим врачом полка был военврач второго ранга Иван Никифорович Коваленко, и 10 июля вопрос был решён положительно. Как я стоял в студенческой рубашке чёрного цве-та и поношенных брюках, так и усадили меня в кузов автомашины. Через два часа я уже был на фронте в районе Ельни, не имея ни воинского звания, ни должности, ни воинской формы одежды. Где-то я читал, кажется, у Л.Н. Толстого, что такие военнослужащие счи-тались волонтёрами. Так я стал волонтёром 355-го полка, которым командовал полков-ник Шварёв, уже немолодой и опытный командир, и, может, потому этот полк. И.Н. Руссиянов направлял на ответственные участки боевых действий.

Меня определили в санроту. Не имея опыта и навыков оказания медицинской по-мощи, кроме теоретических знаний, приступил к работе. Старший врач полка, видимо, обладавший немного большим опытом, указал нам опушку леса, где надлежало развер-нуть полковой медицинский пункт и обозначить это место указателем. Недолго удалось поработать под открытым небом: неподалёку стали падать вражеские снаряды. При-шлось зарываться в землю, строить землянки с деревянными перекрытиями, в них пере-вязывали раненых, накладывали швы, вводили обезболивающее и противостолбнячную сыворотку. Работали почти без сна, без отдыха. Пришла в полную негодность моя окро-вавленная и изношенная вконец студенческая одежда, пришлось переодеться в военное обмундирование.

Постоянно находясь в гуще раненых, я был хорошо информирован о боевых дей-ствиях подразделений полка. Бои носили такой кровопролитный характер, что отдельные населённые пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Деревня Ушаково шесть раз попадала в такую переделку и окончательно была отвоёвана лишь после того, как по ней был нанесён удар из реактивных установок "Катюша". А произошло это буквально у нас на глазах, под вечер, в 40-50 метрах от нашего полевого медицинского пункта. При-были четыре зачехлённых брезентом машины. В считанные минуты бойцы сняли брезен-товые покрытия, и совершенно неожиданно через наши головы в сторону противника с невероятным шумом пролетели огненные снаряды. Нас всех, кто наблюдал, охватил испуг. Через несколько минут этих машин уже не стало. Из рассказов пленных мы узнали, что снаряды "Катюш" не оставили ничего живого там, где они упали, и оказали неописуемое психологическое воздействие на противника.

На этом участке, поднимая подразделения в атаку, погиб комиссар полка Гутник и получил ранение командир полка полковник Шварёв, которого мы отправили с перебитыми конечностями в тыл страны. В ротах оставалось по 10-15 человек. Приходи-лось быть свидетелем, когда прибывшее пополнение, а это были в основном добровольцы из Москвы и Ленинграда, не владевшие навыками обращения с оружием, да и винтовка доставалась не каждому, прямо с колёс направлялись на передний край. Нетрудно себе представить, что вскоре они поступали на наш полковой медпункт. Нередко успех в бою достигался не умением, а числом. В результате кровопролитных боев Ельня была освобо-ждена. Уже 8 сентября личный состав бойцов 355-го полка первым из 100-й дивизии по-грузили в эшелон и отправили на переформирование в Воронеж. Помыли нас в бане, оде-ли в новую форму и через пару дней направили под Лебедян Сумской области. Дивизия и наш полк стали гвардейскими".

Пётр Андреевич Буренков участвовал в разгроме немцев под Сталинградом, осво-бождении Донбасса, боях под Будапештом в районе озера Балатон, при взятии Вены. Он говорил, что, пройдя под гвардейским знаменем по полям войны, не наблюдал более кро-вопролитного сражения, чем под Ельней. Он не стремился получить воинские звания, хо-тел после войны вернуться в институт. Но командование решило по-другому: за безу-пречную службу, накопленный опыт, сотни спасённых жизней Буренкову присваивали звания "военфельдшер", затем "старший военфельдшер", "старший лейтенант", "капитан", а закончил он войну в звании майора. Медицинское образование завершил на военном факультете при Центральном институте усовершенствования врачей в Москве. Закончил службу гвардии полковником, работал в Пятигорске, постоянно поддерживал связи со Смоленщиной.

Аркадий ГЛАЗКОВ Опубликовано в "СГ" 13 марта 2010 г. №27

Из воспоминаний . А.А. Бахметов

Baxmetov.jpg

В семьях фронтовиков бережно хранят фотографии, письма военных лет. Это поистине бесценные документы, раскрывающие подробности важных событий. Мы признательны Татьяне и Екатерине Бахметовым, которые принесли в редакцию тетрадь воспоминаний Анатолия Алексеевича Бахметова. В его заметках подробно говорится о боях под Ельней, в которых он участвовал.

Анатолий Алексеевич родом из Ярцева. Будучи курсантом Смоленского военного артиллерийского училища, узнал о начале войны, находясь в летних военных лагерях под Дорогобужем. И уже 30 июня – 1 июля 1941 года получил боевое крещение восточнее города Борисова в составе сводного артиллерийского гаубичного полка, а 23-25 июля участвовал в боях южнее города Дорогобужа, в направлении Ельни. Бахметов вспоминал: "Я был назначен командиром взвода 2-й батареи, только что получив звание лейтенанта. Бои были жестокими, в течение 26 дней мы постоянно находились под ударами фашистских бомб, снарядов, мин, под пулемётным и автоматным огнём на переднем крае наших подразделений, в боевых рядах пехоты. В руках немцев были командные высоты, где они создали прочные узлы сопротивления: на блиндажах сделали не только бревенчатые, но и рельсовые покрытия, сверху слой земли в 1-1,5 метра. Попробуй добраться до укрывшегося врага без мощной артиллерии!

Батареи уничтожали вражеские огневые точки, отбивали атаки у высоты 251,4 у деревни Ушаково, а также севернее деревни Митино, у деревни Садки и у разъезда Нежода. О напряжённости боёв можно судить по тому, что в отдельные моменты на стволах наших орудий горела краска от непрерывной стрельбы. Огонь артиллерии полка майора Ланского расчищал путь пехотинцам полковника Некрасова и подполковника Батракова.

Противник бросил в бой танки. Майор Ланской развернул в их сторону нашу батарею. Наводчики Мещереков, Балабриков, Лаптев сожгли три танка врага, но два танка прорвались к позиции лейтенанта Кривоносова, там их встретили гранатами и бутылками с горючей жидкостью. Машины загорелись. У деревни Садки наша пехота, увлечённая преследованием немцев, ушла вперёд. Мне с артиллерийской разведкой в одном из блиндажей удалось захватить четырёх немцев. Наш ефрейтор-разведчик узнал от немцев, что огонь советской артиллерии подавляет их морально, уничтожает в убежищах и укрытиях. В конце августа мы с передового НП разведали батарею немцев и огнём своих орудий подавили. В конце сентября части полковника Миронова, овладев станцией Нежода, стали серьёзно угрожать дороге немцев в тыл. Фашисты дрогнули под сильными ударами советских воинов. В ночь на 5 сентября немецкие войска начали панически отступать. Только обречённые на смерть автоматчики- миномётчики, оставленные для прикрытия, вели яростный огонь по наступающим. 6 сентября 1941 года советские войска вошли в Ельню. Трофейные команды частей вели сбор и учёт военной техники, оружия, снаряжения, боеприпасов. Наш артиллерийский НП был уже перед деревней Иванёво, и там мы встретили знаменитые "Катюши".

В завершающих боях Ельнинской операции погиб старший разведчик нашей батареи ефрейтор Ржавинский. Он похоронен в лесу севернее деревни Садки. Наша 5-я дивизия стал гвардейской. В бою под селом Руденки артиллерийский дивизион Героя Советского Союза старшего лейтенанта Семёна Павловича Алпеева отбил танковую атаку гитлеровцев, уничтожив восемь вражеских машин. Группе немецких автоматчиков удалось прорваться к огневым позициям батареи старшего лейтенанта Гришина. Командир дивизиона приказал оставить у орудий по два человека, остальных повёл в контратаку. Старший лейтенант Гришин и младший сержант Гаршин прямой наводкой расстреливали фашистов. Старший лейтенант Алпеев обошёл вражеских автоматчиков и с возгласом: "Смерть фашистским варварам!" – вступил в рукопашную схватку, 20 советских артиллеристов истребили 50 автоматчиков врага.

На снегу ещё шипели стреляные гильзы, а противник начал новую атаку, 20 танков обрушились на дивизион, у орудий встали старшие лейтенанты Алпеев, Гришин и я. От меткого выстрела командира дивизиона загорелась головная машина, вторую подбил я, по одной уничтожили Гришин и Гаршин, остальные танки повернули назад".

И таких боёв, где отважно сражались гвардейцы, было немало. Боевой путь Бахметов прошёл по фронтовым дорогам на Брянском, 1-м Прибалтийском и Белорусском фронтах, он дважды был ранен, но дошёл до Восточной Пруссии. А с 9 августа по 3 сентября 1945 года находился на Дальневосточном фронте первым помощником начальника штаба артиллерии 40-й ордена Ленина стрелковой дивизии. На войне встретил свою будущую жену – Евдокию Дмитриевну Хромову, которая прошла через пять войн. Бахметов награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией" и "За победу над Японией", а также "За освобождение Кореи". Демобилизовался из армии в 1956 году в звании подполковника. Закончил Смоленский физкультурный институт. Был председателем Ярцевского городского комитета физкультуры и спорта. Около двадцать лет руководил детской спортивной школой, хорошо рисовал и организовал в Ярцеве изостудию, а также возглавлял комитет содействия офицерам запаса и в отставке. Молодёжи рассказывал о войне, призывал заниматься физкультурой и спортом. На одной из встреч побывал Константин Симонов, подарил Бахметову свою книжку с автографом, которая хранится в семье, где уже растут правнуки.

Аркадий ГЛАЗКОВ Опубликовано в "СГ" 23 марта 2010 г. №31(606

Участники боевых действий

Alekceev.jpg Evseev.jpg

Из истории битвы...

Karta.JPG Orydie.JPG 61941.JPG Sent.JPG 1941.JPG Plen.JPG Zykov.JPG

Источники информации

Ельнинская наступательная операция 1941 года. Полковник Г. Хорошилов, майор А. Баженов