Воронина И.В.Элективный курс "Средства и приемы выразительной речи"

Материал из Saratov FIO Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Пояснительная записка

Вид программы: предпрофильная.

Тип программы: межпредметная.

Место в образовательном процессе: согласно существующей типологии элективных курсов данный курс принадлежит к группе предметно-ориентированных курсов, позволяющих диагностировать готовность и способность ученика изучать выбранный предмет (в данном случае – предметы образовательной области “Филология”) на профильном уровне. Опираясь на знания, умения и навыки учащихся, полученные при изучении базового курса русского языка 2 ступени, данный курс является прогностическим ( и пропедевтическим) по отношению к профильным курсам старшей школы и создаёт условия осознанного и успешного выбора профиля. 

Исходя из этого, назначение данного предмета состоит не только в том, чтобы сформировать функционально грамотную личность, обеспечить языковое и речевое развитие ученика, помочь ему осознать себя носителем языка, но и научить осмысливать текст, всматриваться в особенности лексики, синтаксиса, грамматики в целом.

Данный элективный курс выстраивается на уровне межпредметных связей (русский язык и литература), рассчитан на 12 часов. Элективный курс направлен на углубление и расширение знаний учащихся о тексте, на формирование речетворческих способностей , на совершенствование навыков  определения художественно-выразительных средств языка на уровне компетенции.

Цели курса - перспективная: помочь ученику, творчески овладевая русским языком, расширить и углубить знания о законах языка, художественно- выразительных средствах; ближайшая: помочь сориентироваться для успешной сдачи экзамена в условиях обновленной системы государственной аттестации учащихся 9 классов по русскому языку, помочь определиться с профилем для обучения в старших классах.

Задачи курса:

•   Совершенствование речевой культуры.

• Воспитание культурно-ценностного отношения к русской речи. • Задать систему ориентиров в многообразии языковых средств, вооружить ученика чёткими критериями их разграничения, чтобы ученик мог самостоятельно определять границы своей языковой компетенции и ставить индивидуальные учебные цели. • Способствовать овладению новыми формами работы с информацией: анализ, синтез, проектирование . • Способствовать расширению аналитического и речеведческого опыта учащихся . • Подготовить учащихся к прохождению итоговой аттестации в новой форме • (В идеале, если это удастся) Сформировать потребность в речевом усовершенствовании

Основные направления курса: 1. Количественное и качественное обогащение активного, пассивного и потенциального словаря детей в ходе наблюдения за средствами художественной выразительности, а также в ходе работы со словарными статьями . 2. Развитие связной устной и письменной речи: овладение продуктивными навыками и умениями устной и письменной художественной речи; навыками и умениями анализа художественного текста на примере лучших образцов поэтических произведений.

Содержательной основой является более глубокое осмысление речевой деятельности, культуры речи, обогащение речи изобразительно-выразительными средствами, овладение рациональными приемами и способами решения орфографических и пунктуационных задач.

Форма занятий: лекции с элементами беседы, тренинги по определению средств и приемов создания выразительной речи, анализ художественных текстов. Специфика подхода к занятиям: • Рабочая программа курса носит примерный характер • Не ставится задача системного и последовательного изучения всех изобразительно-выразительных средств русской речи. Отбор их производится по критериям частотности употребления их в художественных текстах и уровню лингвистической компетенции учащихся

	В результате обучения учащиеся должны осознавать значимость изучения родного языка, испытывать интерес к нему и потребность в его изучении, расширить знания об изобразительно-выразительных средствах языка, научиться видеть их в тексте, а значит лучше справиться с анализом текста на литературе и с анализом текста на экзамене по русскому языку, суметь понять, почему тот или иной текст производит ( или не производит) сильное впечатление ,выбирать только те задания и творческие работы, которые посильны и интересны, развивать навык работы со справочной и научной литературой ,попробовать свои силы в анализе и сравнении понятий , сделать свою собственную речь (устную и письменную) более выразительной, понятной и точной .
	Форма контроля знанийСоздание творческих проектов учащихся (индивидуальных или групповых) по анализу изобразительно- выразительных средств художественного текста и презентация этих проектов в любой форме (реферат, эссэ, электронная презентация, статья в сборник лингвистических работ учащихся)Объём работы – произвольный. Критерии оценки: правильность классификации изобразительно-выразительных средств; самостоятельность, оригинальность, корректность суждений; грамотность речи и степень владения научно-популярным стилем анализа. Художественные тексты для анализа предлагаются учащимся в начале курса в избыточном количестве, чтобы у учащихся была возможность выбора.



Учебно-тематический план.

п/п Тема урока Количество ча-сов

1. Введение.Что делает нашу речь выразительной. 1

2. Как простые слова становятся образными. Эпитет. 1

3. Образные сравнения. 1

4. Метафоры. Метонимия и синекдоха. 1

5. Олицетворение. 1

6. Гипербола и литота 1

7. Перифраза 1

8. Звукопись в художественной речи 1

9. Фразеология. Типичные ошибки при употреблении фразеологизмов в речи. 1

10. Стилистические фигуры: анафора, эпифора, градация, парцелляция 1

11. Практикум по определению роли художественно-изобразительных средств в речи. 1

12. Защита проектов «Поиск нужного слова»1


Список литературы: • Элективные курсы в профильном обучении: Образовательная область “Филология” /Министерство образования РФ.- М.:Вита-Пресс,2004. • Краткий словарь литературоведческих терминов (любое издание). • Словарь юного филолога . • Литература: Большая Энциклопедия школьника. 5-11 классы.- М.: Дрофа,2001. • Русский язык. Языкознание: Большая Энциклопедия школьника. 5-11 классы.- М.: Дро-фа, 2001. • Львова С.И. Уроки словесности. 5-9 кл.- М.:Дрофа,2001. • Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. – М.:Просвещение,1999. • Розенталь Д.Э., Голуб И.Б. Русский язык. Сочинения на отлично. Стилистика и культура речи.- М.: Махаон, 2005.

Методические рекомендации.

Занятие №1.Введение. Что делает нашу речь выразительной. Познакомить с задачами курса. Дать представление об основных средствах художест-венной выразительности. Составление словарика основных понятий.

  		Занятие №2. Как простые слова становятся образными. Эпитеты

Цель: расширить представление об эпитетах и их разновидностях, учить находить в тексте эпитеты и определять их роль в создании образного строя речи. I.Слово учителя. Добрый молодец, красна девица, поле чис-тое, море синее.. Примеры художественных определений, или эпитетов, которые известны из народного по-этического творчества, можно было бы нанизывать еще и еще. Скажем, как рисуется в бы-линах конь? — Всегда добрый. А трава? — Зеленая. Солнце — красное, ветер — буйный, слово — верное. Чудесный мир, созданный фантазией народа, расцвечен яркими и веселы-ми красками, потому что неотъемлемой чертой стиля этих произведений стало употребле-ние постоянных эпитетов. Интересно, что в сказках, песнях, как и в произведениях, напи-санных в духе устного народного творчества, солнце называется красным, даже если упо-минается осенний, пасмурный день: Померкло солнце красное; море всегда синее, даже ес-ли изображается буря. Так, у А. С. Пушкина в«Сказке о рыбаке и рыбке»: Почернело синее море; Вот идет он к синему морю, Видит, на море черная буря. В этом особенность упот-ребления постоянных эпитетов как средства стилизации. Поэты нашего времени ищут яркие речевые краски в эпитетах иного рода. И з о б р аз и т е л ь н ы е э п и т е т ы, в отличие от постоянных, живо и наглядно рисуют предметы и действия и дают нам возможность увидеть их такими, какими видел писатель, создавая произведение. Например: молоткастый, серпастый советский паспорт (В. Маяковский). Погубленных березок вялый лист, Еще сырой, еще живой и клейкий, Как се-но из-под дождика, душист (А. Твардовский). Найти точные изобразительные эпитеты нелегко. Часто писатели по многу раз правят текст, подбирая нужное определение. Например, А. Твардовский подставил эпитет вялый вместо прежнего блеклый в процитированном стихотворении «Береза», уже когда оно было набрано для журнала. Иногда писатели ставят рядом несколько близких по значению эпитетов, дополняющих, обогащающих друг друга. Например, К. Паустовский так описывает белую ночь на Онежском озере: Сторож пробил на колокольне... Этот звон долетел до нас, миновал пароход и ушел по водной глади в прозрачный сумрак, где висела луна. Я не знаю: как назвать томительный свет белой ночи? Загадочным? Или магиче-ским? Эти ночи всегда кажутся мне чрезмерной щедростью природы — столько в них бледного воздуха и призрачного блеска фольги и серебра. (К. Паустовский. «Золотая роза») Поэтическое видение не бывает стереотипным, и каждый художник слова находит свои краски для описания одних и тех же предметов. Так, у С. Есенина береза зеленокудрая, в юбчонке белой, у нее золотистые косы и холщовый ее сарафан. У В. Луговского береза, вся сквозная, тусклым золотом звенит. В поэзии и лирической прозе употребляются и эмоциональные эпитеты, которые передают чувства, настроение автора. Например: Вечером синим, вечером лунным Был я когда-то красивым и юным. Неудержимо, неповторимо Все пролетело... далече... мимо (С. Есенин). Назначение эпитетов — не изобразительное, а лирическое, поэтому слова, выступающие в роли эмоциональных эпитетов, часто получают условное, символическое значение. Напри-мер, цветовые эпитеты розовый, голубой, синий, золотой и др. обозначают радостные, светлые чувства. У Есенина: Заметался пожар голубой; Словно я весенней гулкой ранью Проскакал на розовом коне. Эпитеты черный, серый и т. п. передают мрачные, тягостные переживания: Вечер черные брови насупил... (С. Есенин). В роли эпитетов могут выступать не только определения, но и обстоятельства, выраженные качественными наречиями, которые живописно рисуют действия. Попробуйте указать эпитеты в таких, например, пушкинских строчках: Сквозь волнистые туманы пробирается луна, На печальные поляны льет печально свет она. Первые два (волнистые, печальные) определяют предметы, последний эпитет — печаль-но — характеризует действие. Однако к эпитетам можно отнести далеко не все определения и обстоятельства, ведь упот-ребление многих из них обусловлено необходимостью точно выразить мысль, а не стрем-лением создать художественный образ. Например, какие из определений следует отнести к эпитетам в четверостишии М. Ю. Лер-монтова? Дубовый листок оторвался от ветки родимой И в степь укатился, жестокою бурей гонимый; Засох и увял он от голода, зноя в горя И вот наконец докатился до Черного моря. Лишь одно из определений — жестокая — выражает эмоциональное отношение поэта к предмету и, следовательно, выступает как эпитет, остальные выполняют смысловую функ-цию. Создание ярких, образных эпитетов обычно связано с употреблением слов в переносном значении (ср.: лимонный сок — лимонный свет луны; седой старик — седой туман; Лакей лениво прислуживал хозяину. — Река лениво катит свинцовые волны). Эпитеты, выражен-ные словами, выступающими в переносных значениях, называются м е т а ф о р и ч е с к и м и. Они выполняют в речи особенно яркую изобразительную функцию. Например: Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана,

Утром в путь она умчалась рано, По лазури весело играя. (М. Ю. Лермонтов)

Эпитет как разновидность тропа изучали многие выдающиеся филологи: Ф. И. Буслаев, А. Н. Веселовский, А. А. Потебня, В. М. Жирмунский, Б. В. Томашевский и др., — однако до сих пор наука не располагает разработанной теорией эпитета, нет единой терминологии, необходимой для характеристики различных видов эпитетов. Понятие «эпитет» иногда не-оправданно расширяют, относя к нему любое прилагательное, выступающее в функции оп-ределения. Однако к эпитетам не следует причислять прилагательные, указывающие на от-личительные признаки предметов и не дающие их образной характеристики. Так что же такое эпитет? В Словаре литературоведческих терминов встречаем следующее определение: «Эпитет (от гр. Epitheton- приложение) — слово, определяющее, поясняющее, характеризующее какое-нибудь свойство или качество понятия, явления, предмета». Эпитет определяет какую-либо сторону или свойство явления лишь в сочетании с опреде-ляемым словом, на которое он и переносит свое значение. Например: «Поставил мольберт и в зловещем разгроме переезда начал вспоминать...»; «Взгляд у Сусанны сразу же стал пронизывающим, сухим и острым, как игла.»;»Юлия Борисовна с сорочьим сочувствием спросила...» Используя эпитет, писатель выделяет те свойства и признаки изображаемого им явления, на которые он хочет обратить внимание читателя. Например: «  Я понял, что снабдил своих юных друзей слишком подробным материалом, слишком легкоусвояемым и обнаженным...» Эпитетом может быть всякое определяющее слово: существительное, прилагательное, на-речие или причастие. Создание образных эпитетов обычно связано с употреблением слов в переносном значении. Такие эпитеты называются метафорическими, поскольку они неред-ко представляют собой метафору в сокращенном виде. Например: «Из трех полукруглых до пола окон льется жемчужный свет...», « ..приятно иметь дело не с зеленым романатиче-ским юнцом, а с выжженным прагматиком». В основе эпитета может быть метонимический перенос названия, такие эпитеты называют-ся метонимическими. Например: Хорошо живем в либеральное время... В приемной тихая паника...; Пусть будет хороший и по-настоящему уютный и интеллигентный дом... Определения, выраженные словами, сохраняющими в контексте свое прямое значение, нельзя отнести к тропам, однако это не означает, что они не могут выполнять эстетические функции, быть сильным изобразительным средством. Такие точные эпитеты не уступают в выразительности любым метафорическим. Например: Пожал руку, вкладывая в пожатие особую печальную сердечность; гадливое равнодушное перемирие ...но свой стыдливый курс не сменил. Я только прибавил запинающейся жало-сти в голосе... Эпитеты исследуют с разных сторон, предлагая при этом различные их классификации. С генетической точки зрения эпитеты можно разделить на: — общеязыковые: тяжелый взгляд, жемчужный свет, каменное лицо, железное терпение; — индивидуально-авторские: сорочье сочувствие, печальная сердечность, беспроигрышная отвага, запинающаяся жалость и т.п. — народно-поэтические (их еще называют постоянными, так как словосочетания с ними приобрели в языке устойчивый характер). Стилистический подход к изучению эпитетов дает возможность выделить в их составе три группы: 1. Усилительньте эпитеты, которые указывают на признак, содержащийся в определяемом слове (зеркальная гладь, холодное равнодушие, аспидная темень); к усилительным эпитетам относятся и тавтологические (горе горькое).

2. Уточнительные эпитеты, называющие отличительные признаки предмета (вели-чину, форму, цвет и т. д.). Выразительная сила таких эпитетов нередко подкрепляется дру-гими тропами, особенно сравнениями. Между усилительными и уточнительными эпитета-ми не всегда удается провести четкую границу.

З. Контрастные эпитеты, образующие с определяемыми существительными сочетания про-тивоположных по смыслу слов — оксюмороны. Например: «Из-за плеч встает сумрачно-напряженное сверканне...»; «Какая же сладко-мучительная любовь!»; «...в приемной тихая паника...» II. Тренинг по определению эпитетов. 1.Задание. Найти в приведенном поэтическом отрывке эпитеты.

1. Мне теперь по душе иное... И в чахоточном свете луны Через каменное и стальное Вижу мощь я родной стороны. С. Есенин 2. Простые краски северных широт: Румяный клевер, лен голубоватый, И солнца блеск, немного виноватый, И облака, плывущие вразброд. О. Фокина З. .Только в спальне горели свечи

Равнодушно-желтым огнем.

А. Ахматова

4. Пронизывает глуби все твой беспо-щадный луч

И тянется с земли до хмурых туч.

В. Брюсов 5. Черные тени узорной решетки Ясно ложатся по белому снегу. Тихие звезды задумчиво-кротки, Месяц пророчит истому и негу. Черные окна немого собора Смотрят угрюмо на белое поле... В. Брюсов 6. Там, по дороге самой торной, На ощупь двигались бы вы. Лишь ветер мокрый, ветер черный Средь черной рыскает травы. В. Солоухин

7. От жизни лживой и известной Твоя мечта тебя влечет В простор лазурности небесной Иль в глубину сапфирных вод. В. Брюсов 8. Побледневшие звезды дрожали, Трепетала листва тополей... В. Брюсов 9. Он стал на утесе; в лицо ему ветер суровый Бросал, насмехаясь, колючими брыз-гами пены. И вал возносился и рушился, белого-ловый, И море стучало у ног о гранитные сте-ны. В. Брюсов 10. Играет ветер тучею косматой,

Ложится якорь на морское дно...

О. Мандельштам 11. Но в эти дни последних запустений Возникнет — знаю! — меж людей смельчак. Он потревожит гордый сон строений, Нарушит светом их безмолвный мрак. В. Брюсов 12. Погружены в томительный мороз, Вокруг меня снега оцепенели. Оцепенели маленькие ели, И было небо темное, без звезд. Какая глушь! Я был один живой. Один живой в бескрайнем мертвом поле... Н. Рубцов 13. .. .И вновь равнина опустелая Нема, беззвучна и чиста. В. Брюсов 14. Костер мой догорал на берегу пус-тыни, Шуршали шелесты струистого стекла, И горькая душа тоскующей полыни В истомной мгле качалась и текла. М. Волошин 15. Бледный месяц — на ущербе, Воздух — звонок, мертв и чист, И на голой, зябкой вербе Шелестит увядший лист. Замерзает, тяжелеет В бездне тихого пруда, И чернеет, и густеет Неподвижная вода. Д. Мережковский 16. Смутно-дышащими листьями Черный ветер шелестит, И трепещущая ласточка В темном небе круг чертит. Тихо спорят в сердце ласковом, Умирающем моем Наступающие сумерки С догорающим лучом. И над лесом вечереющим Встала медная луна; Отчего так мало музыки И такая тишина? О. Мандельштам 17. Опять он падает, чудесно молчали-вый, Легко колеблется и опускается... Как сердцу сладостен полет его счаст-ливый! Несуществующий, он вновь рождает-ся... Он тихо падает, и медленный и власт-ный... Безмерно счастлив я его победою... Из всех чудес земли тебя, о снег пре-красный, Тебя люблю... За что люблю — не ве-даю. З.Гиппиус 18. Я не слыхала звонов тех, Что плавали в лазури чистой. Семь дней звучал то медный смех, То плач струился серебристый... А. Ахматова

19. О бледная луна Над бледными полями! Какая тишина — Над зимними полями! О тусклая луна С недобрыми очами... Кругом — покой велик. К земле тростник поник, Нагой, сухой и тощий... Луны проклятый лик Исполнен злобной мощи... К земле поник тростник, Больной, сухой и тощий... Вороны хриплый крик. Д. Мережковский 20. А мы живем торжественно и труд-но

И чтим обряды наших горьких встреч, 

Когда с налету ветер безрассудный Чуть начатую обрывает речь. А. Ахматова 21. Там белые церкви и звонкий, светящий-ся лед, Там милого сына цветут васильковые очи. Над городом древним алмазные русские но-чи И серп поднебесный желтее, чем липовый мед. Там строгая память, такая скупая теперь, Свои терема мне открыла с глубоким по-клоном; Но я не вошла, я захлопнула страшную дверь... А город был полон веселым рождествен-ским звоном. А. Ахматова

22. Листьев сочувственный шорох Угадывать сердцем привык, В темных читаю узорах Смиренного сердца язык. Верные, четкие мысли — Прозрачная, строгая ткань... Острые листья исчисли — Словами играть перестань. К высям просвета такого Уходит твой лиственный шум, — Темное дерево слова, Ослепшее дерево дум? О. Мандельштам 23. Въезжаем в рощу золотую,

В грибную бабушкину глушь...

Н. Рубцов 24. Я вижу грустные, торжественные сны — Заливы гулкие земли глухой и древ-ней, Где в поздних сумерках грустнее и на-певней Звучат пустынные гекзаметры волны. И парус в темноте, скользя по бездо-рожью, Трепещет древнею, таинственною дрожью Ветров тоскующих и дышащих зы-бей...

25. Что из того, что радостно и звонко Раздастся песня раннего скворца?

Летит, пылит на мертвую клеенку 

Досадный мусор — мертвая пыльца. В. Солоухин

26. И в глуши задремавшего бора Все звенят и звенят бубенцы... Н. Рубцов 27. Поздний час. С ветвей, покрытых мглою, Ветер злой срывает листьев горсти... Н. Рубцов

28. Ночь побледнела, и месяц садится За реку красным серпом. Сонный туман на лугах серебрится, Черный камыш отсырел и дымится, Ветер шумит камышом. Тишь на деревне.

В часовне лампада

Меркнет, устало горя. В трепетный сумрак озябшего сада Льется со степи волнами прохлада... Медленно рдеет заря. И. Бунин 29. И все за елками ухаживает, — Снежком атласным принаряживает! Н. Рубцов 30.Он шел. Но угрюмо и грозно Белели снега впереди! Он вышел на берег морозной, Безжизненной, страшной реки! Н. Рубцов 31. Когда в Париже осень злая Меня по улицам несет И злобный дождь, не умолкая, Лицо ослепшее сечет, — Как я грущу по русским зимам, Каким навек недостижимым Мне кажется и первый снег, И санок окрыленный бег, И над уснувшими домами Чуть видный голубой дымок, И в окнах робкий огонек, Зажженный милыми руками, Калитки скрип, собачий лай И у огня горячий чай. И. Эренбург 32. Поток, разбуженный весною, Катился в пене кружевной И озаряемый луною Светился тихо край родной. Н. Рубцов


33.В отрывке из романа И. С. Тургенева укажите точные определения и эпитеты. Объясните различие между ними. Приведите свои примеры текстов с эпитетами. Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными... Кое - где виднелись небольшие леса, и, усеянные редким и низким кустарником, вились овраги, напоминая глазу их собственное изображение на старинных планах екатерининского времени. Попадались и речки с обрытыми берегами, и крошечные пруды худыми плотинами, и деревеньки с низкими избенками, под темными, часто до половины разметанными крышами, и покривившиеся молотильные сарайчики с плетенными из хвороста стенами и зависающими воротищами возле опустелых гумен, церкви, то кирпичные с отвалившеюся кое-где штукатуркой, то деревянные с наклонившимися крестами и разоренными кладбищами. Сердце Аркадия понемногу сжималось. Как нарочно, мужички встречались все обтерханные, на плохих клячонках; как нищие в лохмотьях, стояли придорожные ракиты с ободранною корой и сломанными ветвями; исхудалые, шершавые, словно обглоданные, коровы жадно щипали траву по канавам. Казалось, они только что вырвались из чьих-то грозных смертоносных когтей — и, вызванный жалким видом обессиленных животных, среди весеннего красного дня вставал белый призрак безотрадной, бесконечной зимы: с ее метелями, морозами и снегами... «Нет, — подумал Аркадий, — небогатый край этот... преобразования необходимы... но как их исполнить, как приступить?..»

Занятие 3.Образные сравнения Цель: расширить представление учащихся о сравнении и их роли в речи, формировать на-выки нахождения сравнений в художественном произведении и употребления их в речи. 1. Лекция учителя Ни в сказке сказать, ни пером описать. В любой сказке, в любом произведении, принадлежащем перу художника слова, вы найдете с р а в н е н и я — образные выражения, основанные на сопоставлении двух предметов: Снег, словно мед ноздреватый, лег под прямой частокол (С. Есенин); Лед неокрепший на речке студеной, Словно как тающий сахар лежит (Н. А. Некрасов); Парадней модного паркета блистает речка, льдом одета (А. С. Пушкин). Многие сравнения входят в наше сознание с раннего детства. Помните «Мойдодыра» К. И. Чуковского, где подушка, как лягушка, ускакала от грязнули? Или «Федорино горе»? Там, как черная железная нога, побежала, поскакала кочерга. Какую наглядность речи придают эти тропы! Не случайно сравнения считают одним из са-мых сильных средств изобразительности. И в же время сравнение представляет собой про-стейшую форму образной речи. Почти всякое образное выражение можно свести к сравне-нию. Например: золото листьев - листья желтые, как золото; дремлет камыш — камыш не-движим, как будто он дремлет, и т. д. Однако в отличие от других тропов сравнение все-гда двучленно: в нем называются оба сопоставляемых предмета или явления, качества, действия. Сравнение вносит иногда удивительную ясность в самые сложные вещи. Астронома Джинса спросили однажды, каков возраст нашей Земли. Ученый ответил на этот вопрос сравнением: «Представьте себе исполинскую гору, хотя бы Эльбрус на Кавказе. И вообразите единственного маленького воробья, который беспечно скачет и клюет эту гору. Так вот, этому воробью, чтобы склевать до основания Эльбрус, понадобится примерно столько же времени, сколько существует Земля». Сравнения нередко выполняют в речи разъяснительную функцию,что значительно расши-ряет рамки их применения. Этот троп может быть использован в различных стилях речи. К сравнениям обращаются не только художники слова, но и ученые. Вот, например, как с по-мощью сравнения описывается устройство кристалла в одной из научно-популярных книг: «Как же устроен кристалл? Идеально упорядоченно, как забор, как пчелиные соты, как кирпичная кладка... Кристалл — символ идеального порядка, так же как газ — символ хао-са» . Самое широкое применение получает сравнение в художественной литературе, здесь оно выступает как сильное образное средство речи. В любом сравнении можно выделить предмет сравнения, образ сравнения и признак сход-ства. Например, в пушкинском описании Под голубыми небесами великолепными ков-рами, блестя на солнце, снег лежит предмет сравнения — снежный покров, образ сравне-ния ковер, признак сходства — закрывает землю. На этих трех элементах построено срав-нение: снег ковром лежит на земле. Сравнение может помогать образному изображению самых различных признаков предме-тов, качеств, действий. Очень часто сравнение дает точное описание цвета, например: гус-тое, как синька, море; запаха: запах рассола, острый, как нашатырь; формы: ветла, усы-панная серебряными барашками — мягкими на ощупь и теплыми, похожими на птенцов крошечной птицы. Сравнения могут уточнять характер действия: Мелкий грибной дождь сонно сыплется из низких туч... Он не звенит, а шепчет что-то свое, усыпительное, и чуть заметно возится в кустах, будто трогает мягкой лапкой то один лист, то другой. Все эти сравнения создал большой мастер художественного слова К. Паустовский, горячо любив-ший русскую природу. Сравнения могут быть различны по своей структуре. Чаще все они выступают в форме сравнительного оборота и присоединяются помощью союзов как, точно, словно, будто, как будто. Например, В. Маяковского Берет, как бомбу, берет, как ежа, как бритву обоюдо-острую... Часто встречается форма сравнения, выраженного существительным в творительном паде-же. Например: дуют ветры в феврале, Воют в трубах громко. Змейкой мчится по земле бе-лая поземка (С. Маршак ) К этим сравнениям близки и такие, которые выступают в форме сравнительной степени прилагательных, наречий: Из мрака куст ползет, мохнатей медве-жонка (В. Луговской). Есть сравнения, которые вводятся словами похож, напоминает: Кленовый лист напоминает нам янтарь (Н.Заболоцкий); ...Я уснул в горах... в громадном заглохшем саду, похожем на девственный лес (К. Паустовский). Сравнение может высту-пать даже в форме вопросительного предложения. Например, А. С. Пушкин в поэме «Мед-ный всадник» обращается к Петру I: 0 мощный властелин судьбы! Не так ли ты над самой бездной, На высоте уздой железной Россию поднял на дыбы? Известны отрицательные сравнения, в которых один предмет противопоставляется другому: Не ветер бушует над бором, Не с гор побежали ручьи, Мороз-воевода дозором Обходит владенья свои (Н.А.Некрасов). А когда писатель не находит слов, чтобы выразить свой восторг, восхищение, похвалу, он может употребить и неопределенное сравнение, в котором дается высшая оценка описываемого, не получающая, однако, конкретного образного выражения. Вот тогда и пишут: ни в сказке сказать, ни пером описать... Например, у А. Твардовского: Не расскажешь, не опишешь, Что за жизнь, когда в бою За чужим огнем услышишь Артиллерию свою. Художественная сила сравнений как выразительного средства речи находится в прямой за-висимости от их неожиданности, новизны. Так, наше воображение не поразит сравнение румянца с розой, глаз с голубым небом, седых волос со снегом. Но яркий образ создают та-кие, например, сравнения: Был он рыжий, как из рыжиков рагу, Рыжий, словно апельси-ны на снегу... Стали волосы смертельной белизны (Р. Рождественский). В таких сравне-ниях особенно ярко отражается присущее только автору восприятие действительности, по-этому сравнения в значительной мере определяют особенности слога писателя. Однако не следует думать, что сравнения всегда делают речь Выразительной и употребле-ние их неизменно является достоинством стиля. Нужно уметь использовать сравнения, чтобы не оказаться в таком смешном положении, как злополучный автор, о котором А. П. Чехов писал: «У плохого поэта был стих: как саранча летел он на свиданье». Сам Чехов пародировал подобные неудачные сравнения в своих письмах и записных книжках, например: Почва такая хорошая, что если посадить в землю оглоблю, то через год вырастет тарантас. Плохо, если автор придумывает сравнения, чтобы «украсить» свой слог. Засорение речи такими «красивыми» сравнениями в свое время осмеял еще Н. В. Гоголь, заставив Чичикова в беседе с Маниловым использовать такой риторический образ: Да, действительно, чего не потерпел я? Как барка какая-нибудь среди волн, каких гонений! А как вы пользуетесь сравнениями в своих сочинениях? Надеемся, вы не уподобляетесь ав-торам, написавшим: «Вчера мы смотрели этот замечательный фильм, он звучал как первая ласточка в новом сериале на военно-патриотическую тему, и она сделала весну»; «Катери-на в «темном царстве» как безгрешная жертва, задавленная палачом Кабанихой...». II. Тренинг по определению сравнений 1.В данных отрывках из «Евгения Онегина» А. С. Пушкина укажите эпитеты и срав-нения. Для чего поэт использует эти лексические образные средства? XXIII Всегда скромна, всегда послушна, Всегда, как утро, весела, Как жизнь поэта простодушна Как поцелуй любви мила; Глаза, как небо, голубые; Улыбка, локоны льняные, Движенья, голос, легкий стан, Всё в Ольге... но любой роман Возьмите и найдете, верно, Ее портрет: он очень мил, Я прежде сам его любил, Но надоел он мне безмерно. Позвольте мне, читатель мой, Заняться старшею сестрой. ХХV Итак, она звалась Татьяной. Ни красотой сестры своей, Ни свежестью ее румяной Не привлекла б она очей. Дика, печальна, молчалива, Как лань лесная боязлива, Она в семье своей родной Казалась девочкой чужой. Она ласкаться не умела К отцу, ни к матери своей; Дитя сама, в толпе детей Играть и прыгать не хотела И часто целый день одна Сидела молча у окна.

2.Задание. Найти в приведенном поэтическом отрывке сравнения. 1. Там, где, словно ожерелья, Многоцветные каменья Поднялись над пеной волн... В. Брюсов 2. А неба свод, глубоко-синий, —

Как купол, увенчавший храм!

В Брюсов 3. Руки голы выше локтя, А глаза синей, чем лед. Едкий, душный запах дегтя,

Как загар, тебе идет. 

А. Ахматова 4. И с каждой буквой из моей строки Крапивой лезет жгучая досада... К. Спицина 5. Все степное душа сохранит Подорожником к резаной ране... Я по жизни своей, как улитка, На себе эту память несла. К. Спицина 6. Лежу в траве среди лесной поляны, Березы поднимаются высоко, И кажется, что все они немножко Там, наверху, друг к дружке наклонились И надо мной смыкаются шатром. В. Солоухин 7. Лепятся катки, что гнезда насижены, Дачных скворечников пестрый разброд...

Из лесов, закусив удила, 

Понеслась, словно конь норовистый. А потом, отдышавшись в степи,

Ты запал свой и запах сменила

И к себе хутора приманила, И спаяла, как звенья в цепи. К. Спицина 8. Ползут года улиткой склизкой, Знать, умереть придется здесь... В. Солоухин 9. Хранится в сердце мужества запас,

Как раньше порох в крепости хранили,
Как провиант от сырости и гнили, 

Как на морском суденышке компас. В. Солоухин 10. Сижу одна на милом берегу, Варю уху на старом пепелище,

И радость ходит по душе и брызжет, 

Как этот кипяток по чугунку. О. Фокина 11. За горем горе, словно злые птицы,

А за напастью — новая напасть...

В. Солоухин 12. Так иду от весны до весны я,

Над лугами грохочет гроза,
И смотрю я в озера земные, 

Все равно что любимой в глаза. В. Солоухин 13. И, запевая длинно-длинно, Хлестал мне ветер по лицу, А я уже летел долиной, Вздымая снежную пыльцу. Так стриж в предгрозье, в полдень мая, В зенит поднявшись над селом, Вдруг режет воздух, задевая За пыль дорожную крылом. В. Солоухин 14. Ты непорочна, как снег за горами,

Ты многодумна, как зимняя ночь,
Вся ты в лучах, как полярное пламя, 

Темного хаоса светлая дочь! В. Соловьев 15. Полдневный час. Жара гнетет дыханье; Глядишь прищурясь, — блеск глаза слезит. И над землею воздух в колебанье, Мигает быстро, будто бы кипит. И тени нет. Повсюду искры, блестки; Трава слегла, до корня прижжена. В ушах шумит, как будто слышны всплески, Как будто где-то подле бьет волна... В. Соловьев 16. у околицы кто-то стоит... Колыхается алый платок, Будто мака махровый цветок...

А машина стучит и стучит!

Г. Галина 17. Вся боль и сладость горьких дней Заглянет мне в лицо, Сжимая сердце все сильней, Как темное кольцо. П. Соловьева 18. ...А в саду была в пруду золотая рыбка. И кружились под луной, Точно вырезные, Опьяненные весной, Бабочки ночные. К Бальмонт 19. А он, сладкозвучный, одну только песню пропел

И, выразив тайно свою одинокую душу, 

Как вал океана, домчался на бледную сушу — И умер, как пена, в иной удаляясь предел.

20. Это крыло — не крыло, ятаган, Клюв его силен, как меч. Птицу такую родил — Океан. Хочешь с ней встреч? 21. Напрасно глазом — как гвоздем, Пронизываю чернозем.. М. Цветаева 22. Она, как полдень хороша, Она загадочней полночи. У ней не плакавшие очи И не страдавшая душа. А мне, чья жизнь — борьба и горе, По ней томиться суждено. Так вечно плачущее море В безмолвный берег влюблено. К. Минский 23. Как сон, пройдут дела и помыслы людей. Забудется герой, истлеет мавзолей, И вместе в общий прах сольются. И мудрость, и любовь, и знанья, и права, Как с аспидной доски ненужные слова, Рукой неведомой сотрутся. Н Минский 24. Не надо ее окликать: Ей оклик— что охлест. Ей зов Твой — раною по рукоять.

	М Цветаева

25. Луна как розовый орех, Темней вина небесный полог. За этот краткий, вольный грех Не будет гнев Аллаха долог. Не бойся: темен ночи кров, Земле не счесть цветов и злаков.. И для любви, как для цветов,

Час благосклонно-одинаков.

М Шагинян 26. Темным зовам не верит душа, Не летит встречу призракам ночи. Ты, как осень, ясна, хороша, Только строже и в ласках короче. Н. Клюев 27. Так, левою рукой упершись в талью И ногу выставив вперед,

Стоишь. Глаза блистают сталью. 

Не улыбается твой рот. М. Цветаева 28. Сыплется песок в часах песочных. Струйка, право, тоньше волоска. Над ее мерцаньем худосочным Масса, толща плотного песка. В. Солоухин 29. Свет луны ночами тонок, Берег светел по нонам, Море тихо, как котенок, Все скребется о причал... Н. Рубцов ЗО. И время от ласки до ласки Рекой полноводной текло, И бремя от сказки до сказки Нести было не тяжело. В. Солоухин


III. Самостоятельная работа. В стихотворении С. Есенина укажите эпитеты, сравнения.

Береза

Белая береза Под моим окном Принакрылась снегом, Точно серебром. На пушистых ветках Снежною каймой Распустились кисти Белой бахромой.

И стоит береза В сонной тишине, И горят снежинки В золотом огне. А заря, лениво Обходя кругом, Обсыпает ветки Новым серебром.



Занятие 4. Метафоры. Метонимия и синекдоха. Цель: познакомить с метафорой, метонимией и синекдохой как художественно-изобразительным и средствами речи, формировать умение находить их в художественных произведениях. I.Лекция учителя. Горит восток зарею новой. Вам не кажутся странными эти слова? Почему А. С. Пушкин изображает восход солнца как пожар? Слово горит рисует яркие краски неба, озаренного лучами восходящего солнца. Этот образ основан на сходстве цвета зари и огня: небо по цвету напоминает пламя. Такой перенос названия с одного предмета на другой на основании их сходства называется метафорой (от греческого слова метафора — «перенесение»). В поэме А.С.Пушкина «Полтава» эта метафора получает особый, символический смысл: красная заря воспринимается как предзнаменование кровопролитного сражения. Художники слова любят использовать метафоры, их употребление придает речи особую выразительность, эмоциональность. В основу метафоризации может быть положено сходство самых различных признаков предметов: их цвета, формы, объема, назначения и т. д. Метафоры, построенные на основании сходства предметов в цвете, особенно часто используются при описании природы: в багрец и золото одетые леса (А. С. Пушкин); В дымных тучах пурпур розы, отблеск янтаря (А.А.Фет). Подобие формы предметов послужило основой для таких метафор: ветви березы С. Есенин назвал шелковыми косами, а любуясь зимним нарядом дерева, написал: На пушистых ветках снежною каймой Распустились кисти белой бахромой. Нередко в метафоре совмещается близость в цвете и форме сопоставляемых предметов. Так, Ф. И. Тютчев воспел перлы дождевые после весенней грозы; А. С. Пушкин — поэтические слезы и серебряную пыль фонтана бахчисарайского дворца. Сходство в назначении сравниваемых предметов заметил поэт, написав: Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно. Общие черты в характере действия, состояния создают большие возможности для метафоризации глаголов. Например: Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя; То, как зверь, она завоет, То заплачет, как дитя (А. С. Пушкин). Сходство во временной последовательности явлений открывает путь к такой метафоризации: Я теперь скупее стал в желаньях, Жизнь моя, иль ты приснилась мне? Словно я весенней гулкой ранью Проскакал на розовом коне. Или еще у С. Есенина: Догорит золотистым пламенем Из телесного воска свеча, И луны часы деревянные Прохрипят мой двенадцатый час. Не всегда удается четко определить, в чем заключается сходство, положенное в основу метафоры. Это объясняется тем, что предметы, явления, действия могут сближаться не только на основании внешнего подобия, но и по общности производимого ими впечатления. Таково, например, метафорическое употребление глагола в отрывке из «Золотой розы» К.Паустовского «Писатель часто бывает удивлен, когда какой-нибудь давно и начисто позабытый случай или какая-нибудь подробность вдруг расцветают в его памяти именно тогда, когда они бывают необходимы для работы». Расцветают цветы, радуя человека своей красотой; такую же радость художнику приносит вовремя пришедшая на память деталь, необходимая для творчества. Еще Аристотель заметил, что слагать хорошие метафоры — значит подмечать сходство. Наблюдательный глаз находит общие черты в самых различных предметах. Неожиданность таких сопоставлений придает метафоре особую выразительность. Так что художественная сила метафор, можно сказать, находится в прямой зависимости от их свежести, новизны. Некоторые метафоры часто повторяются в речи: Ночь тихо спустилась на землю; Зима окутала все белым покрывалом и т. д. Получая широкое распространение, такие метафоры тускнеют, их образное значение стирается. Не все метафоры стилистически равноценны, не всякая метафора выполняет художественную роль в речи.

Когда человек придумал название для изогнутой трубы колено, он тоже использовал метафору. Но возникшее при этом новое значение слова не получило эстетической функции, цель переноса наименования здесь чисто практическая: назвать предмет. Для этого используются метафоры, в которых художественный образ отсутствует. В языке очень много таких «сухих» метафор: хвостик петрушки, усы винограда, нос корабля, глазное яблоко, иголки хвойного дерева, ножки стола. Новые значения слов, развившиеся в результате такой метафоризации, закрепляются в языке и приводятся толковыми словарями. Однако «сухие» метафоры не привлекают внимания художников слова, выступая как обычные наименования предметов, признаков, явлений.

Особый интерес представляют развернутые метафоры. Они возникают в том случае, когда одна метафора влечет за собой новые, связанные с нею по смыслу. Например: Отговорила роща золотая березовым веселым языком. Метафора отговорила «тянет» за собой метафоры золотая и березовый язык: листья вначале желтеют, становятся золотыми, а потом опадают, погибают; а раз носитель действия — роща, то язык ее березовый, веселый. Развернутые метафоры особенно яркое средство изобразительности речи. Их любили С. Есенин, В. Маяковский, А. Блок и другие поэты. Вот некоторые примеры такой метафоризации: В саду горит костер рябины красной, Но никого не может он согреть (С. Есенин); Парадом развернув моих страниц войска, Я прохожу по строчечному фронту; Стихи стоят свинцово-тяжело, готовые и к смерти, и к бессмертной славе. Поэмы замерли, к жерлу прижав жерло нацеленных зияющих заглавий (В. Маяковский). Иногда поэты разворачивают метафоры в целое стихотворение. Таковы, например, стихотворения «Три ключа» А. С. Пушкина, «Чаша жизни» М. Ю. Лермонтова и др. Однако неверно было бы считать, что метафоризация уже сама по себе является признаком художественности речи. Иногда стиль, перегруженный художественными образами, производит плохое впечатление: кажется напыщенным, фальшивым. Начинающие писатели нередко злоупотребляют метафорами, и тогда нагромождение тропов становится причиной стилистического несовершенства речи. Редактируя рукописи молодых авторов, М. Горький очень часто обращал внимание на их неудачные художественные образы: «Сгусток звезд, ослепительный и жгучий, как сотни солнц»; «После дневного пекла земля была горяча, как горшок, только что обожженный в печи искусным гончаром. Но вот в небесной печи догорели последние поленья. Небо стыло, и звенел обожженный глиняный горшок — земля». Горький замечает: «Это плохое щегольство словами». Среди замечаний, сделанных М. Горьким на полях рукописей начинающих писателей, интересны такие. Против фразы «Наш командир часто выскакивает вперед, стреляет глазами по сторонам и долго всматривается в помятую карту» Алексей Максимович написал: «Это барышни делают, а не командиры»; подчеркнув образ «Глазами слезистыми дрожит небо», он спрашивает: «Можно ли это представить? Не лучше ли просто сказать что-нибудь о звездах?» Использование метафор как «украшающего», «орнаментального» средства обычно свидетельствует о неопытности и беспомощности автора. Вступая в период творческой зрелости, писатели часто критически относятся к своим былым увлечениям вычурными образами. Так было, например, с К. Паустовским, который писал о своих первых стихах, сочиненных еще в гимназии: Стихи были плохие — пышные, нарядные и, как мне тогда казалось, довольно красивые. Сейчас я забыл эти стихи. Помню только отдельные строфы. Например, такие: О, не срывайте цветы на поникших стеблях! Тихо падает дождь на полях. И в края, где горит дымно-алый осенний закат, Пожелтевшие листья летят... Но это еще малость. Чем дальше, тем больше я нагромождал в стихах всяческие, даже бессмысленные красивости И опалами блещет печаль о любимом Саади На страницах медлительных дней... Почему печаль «блещет опалами» — этого ни тогда, ни сейчас я объяснить не могу. Просто меня увлекало самое звучание слов. Я не думал о смысле. («Золотая роза») Лучшие русские писатели видели высшее достоинство художественной речи в благородной простоте, искренности и правдивости писаний. А.С.Пушкин, Н. А. Некрасов, В. Г. Короленко, А. П. Чехов и др. считали необходимым избегать ложного пафоса, манерности. «Простота, — писал В. Г. Белинский, — есть необходимое условие художественного произведениях по своей сути отрицающее всякое внешнее украшение, всякую изысканность.» Однако порочное стремление «говорить красиво» порой и в наше время мешает просто и ясно выражать свои мысли. Достаточно проанализировать стиль ученических работ по литературе, чтобы убедиться в справедливости такого упрека. Юноша пишет: «Нет такого уголка земли, где бы не знали имя Пушкина, которое будет разноситься из поколения в поколение». В другом сочинении читаем: «Его произведения веют действительностью, которая раскрыта так полно, что, читая, сам окунаешься в тот период». Стараясь выражаться образно, один автор утверждает: «Жизнь продолжает течь своим руслом», а другой «еще выразительнее» замечает: «Сел в поезд и поехал по тяжелой дороге жизни». Неумелое использование метафор делает высказывание двусмысленным, придает речи неуместный комизм. Так, пишут: «Хотя Кабаниха и не переваривала Катерину, этот хрупкий цветок, возросший в «темном царстве» зла, но ела ее поедом днем и ночью»; «Тургенев убивает своего героя в конце романа, занеся ему инфекцию в рану на пальце». Подобное «метафорическое» словоупотребление наносит невосполнимый ущерб стилю, потому что развенчивается романтический образ, серьезное, а порой и трагическое звучание речи подменяется комическим. Пусть метафоры в вашей речи будут только источником яркой образности, эмоциональности и никогда не станут причиной снижения оценки за стиль ваших сочинений! II. Тренинг по определению метафор в тексте. 1.В отрывке из «Евгения Онегина А. С. Пушкина укажите известные вам тропы. Приведите СВОИ примеры метафор из хрестоматийных произведений. Гонимы вешними лучами, С окрестных гор уже снега Сбежали мутными ручьями На потопленные луга. Улыбкой ясною природа Сквозь сон встречает утро года; Синея блещут небеса. Еще прозрачные, леса Как будто пухом зеленеют. Пчела за данью полевой Летит из кельи восковой. долины сохнут и пестреют; Стада шумят, и соловей Уж пел в безмолвии ночей. 2. . Найти в приведенном поэтическом отрывке метафоры. 1. Губы веющего ветра

  Ищут, что поцеловать...

В. Брюсов 2. Под бровями в солнечном покое

  Тихо светит небо голубое.

Я. Смеляков 3. По дорогам усохшие вербы И тележная песня колес... Ни за что не хотел я теперь бы, Чтоб мне слушать ее привелось. С. Есенин 4. Равнодушен я стал к лачугам, И очажный огонь мне не мил, Даже яблонь весеннюю вьюгу Я за бедность полей разлюбил. С. Есенин 5. Ветхозаветная тишина. Сизой полыни крестик. Похоронили поэта на Самом высоком месте. М Цветаева 6. Пусть солнце на пашнях венчает обильные всходы Старинной короной своих восходящих лучей! Н. Рубцов 7. И там, светясь, в тумане тонет Глава безмолвного кремля... Н. Рубцов 8. В глаза бревенчатым лачугам Глядит алеющая мгла, Над колокольчиковым лугом Собор звонит в колокола! Н. Рубцов 9. По мокрым скверам проходит осень, Лицо нахмуря! На громких скрипках дремучих сосен Играет буря! В обнимку с ветром иду по скверу В потемках ночи... Н. Рубцов 10. Я вспоминаю, сердцем посветлев, Какой я был взволнованный и юный! И пусть стихов серебряные струны Продолжат свой тоскующий напев. Н. Рубцов 11. Сверкает моря горизонт. Вчера там солнце утонуло, Сегодня выплыло — и вдруг, Гляди, нам снова протянуло Лучи, как сотни добрых рук. Н. Рубцов 12. И с каждой буквой из моей строки Крапивой лезет жгучая досада... К. Спицина 13. И храма маленькое тело Одушевленнее стократ Гиганта, что скалою целой К земле, беспомощный, прижат!

О. Мандельштам

14. Есть обитаемая духом Свобода — избранных удел. Орлиным зреньем, дивным слухом Священник римский уцелел. И голубь не боится грома, Которым церковь говорит; В апостольском созвучьи: Romа! — Он только сердце веселит. О. Мандельштам 15. Под соломой-ризою Выструги стропил, Ветер плесень сизую Солнцем окропил. В окна бьют без промаха Вороны крылом, Как метель, черемуха Машет рукавом. С. Есенин 16. Едва туманами клубящаяся мгла С опаявших бугров сползла и топь болота, И ясный вспыхнул день, на землю низошла Весенней кутерьмы спешащая забота. П. Радимов 17. За темной прядью перелесиц, В неколебимой синеве, Ягненочек кудрявый — месяц Гуляет в голубой траве. В затихшем озере с осокой Бодаются его рога, — И кажется с тропы далекой — Вода качает берега. С. Есенин 18. За отряд улетевших уток, За сквозной поход облаков Мне хотелось отдать кому-то Золотые глаза веков... А крылами взмахнувших уток Мне прикрыла лишь осень очи, Но тебя и слепой — зову так, Что изорвано небо в клочья. Н. Асеев 19. И так же будет ветр гореть, Упругим летом лен тревожа, Со смуглых плеч твоих морей Слетает волн седая голубь. И горы голубые грома Нагромоздив в гудящей полумгле, Бросаешься в небесный омут— В младенчество апрельских лет. Г. Петников 20. Простоволосые ивы Бросили руки в ручьи. Чайки кричали: «Чьи вы?» Мы отвечали: «Ничьи!» Н. Асеев 21. Какой густой овладевает ветер, По заводям зацеловав траву, — А ласточек моих все нет и нету!.. И бродит март по талому двору. Г. Петников 22. Я знаю: все плечи смело ложатся в волны, как в простыни, а ваше лицо из мела горит и сыплется звездами. Вас море держит в ладони, с горячего сняв песка, и кажется, вот утонет изгиб золотого виска... Н. Асеев III.Лекция учителя Все флаги в гости будут к нам. А. С. Пушкин В одном из рассказов А. Н. Толстого можно прочитать: Прошли гуськом последние посетители дворца-музея — полушубки, чуйки, ватные куртки. Иной читатель подумает: «Что же получается: у полушубков, ватных курток выросли ноги и они ходят? Чего только не выдумают писатели!» И действительно, в художественной литературе можно встретить и не такое: «Это верно, что дорого», — вздыхают рыжие панталоны (А. П. Чехов. «Лишние люди»); «Больше всех скандалит выцветшее пальто с собачьим воротником: «Сама втерлась, а других не пускает». (А. Гладилин. «Дым в глаза»). Если бы мы такие фразы понимали буквально, то пришлось бы представить странную картину: предметы одежды оживают и не только ходят, но и вздыхают и даже скандалят... Однако речь идет не о полушубках и пальто, а об их владельцах, и употребление названий одежды для обозначения людей, одетых соответствующим образом, — это особый стилистический прием, который используют авторы для усиления выразительности речи. В основе подобного переноса названий лежат ассоциации по смежности. Перенос названия с одного предмета на другой на основании их смежности называется м е т о н и м и е й (от греческого слова метонимия — «переименование»). Метонимия позволяет, например, так построить фразу: «Экий ты бестолковый, братец!» — укоризненно сказала телефонная трубка (В. Козлов. «Безумный день»). Мы понимаем, что реплика принадлежит человеку, разговаривающему по телефону, хотя у автора сказала телефонная трубка. Метонимические замены дают возможность более кратко сформулировать мысль. Например, опуская глагол болеть, часто спрашивают: Что, прошло у вас горло? (А. П. Чехов. «Иван Матвеич»); Прошла головка? (М. Горький. «Варенька Олесова»). Или говорят так: Сердце у Раисы прошло (А. Н. Толстой. «Приключения Растегина») и т. д. При обозначении времени метонимические замены также позволяют выразить мысль предельно кратко: Они не виделись с Москвы (И. С. Тургенев. «Дворянское гнездо»); Мама после чая продолжала вязать (И. Бунин. «Митина любовь»). Если бы в таких случаях автор не использовал метонимии, ему пришлось бы писать: после встречи в Москве, после того как выпили чай. Метонимия служит источником образности Вспомним пушкинские строки: Все флаги в гости будут к нам. Устами Петра Первого поэт предсказал, что город-порт, построенный на берегу Финского залива, будет принимать корабли с флагами всех стран мира. А вот другой широко известный пример метонимии у А. С. Пушкина: Янтарь на трубках Цареграда, Фарфор и бронза на столе И, чувств изнеженных отрада, духи в граненом хрустале. Здесь поэт использовал название материалов для обозначения сделанных из них предметов при описании роскоши, окружавшей Онегина. Конечно, этими хрестоматийными строчками далеко не исчерпываются случаи метонимии у Пушкина Этот троп лежит в основе многих его замечательных образов. Например, к метонимии прибегал поэт, рисуя «волшебный край» театральной жизни: Театр уж полон; ложи блещут; Партер и кресла — все кипит; создавая картины русского быта: ...И жаль зимы старухи, И, проводив ее блинами и вином, Поминки ей творим мороженым и льдом. Подобных примеров подлинно художественного применения этого тропа у Пушкина множество Как стилистический прием метонимию следует отличать от метафоры. Для переноса названия в метафоре сопоставляемые предметы должны быть обязательно похожи, а при метонимии такого сходства нет, художник слова опирается только на смежность предметов. Другое отличие: метафору легко переделать в сравнение с помощью слов как, вроде, подобно. Например, бахрома инея иней, как бахрома, сосны шепчут — сосны шумят, будто шепчут. Метонимия такой трансформации не допускает. При метонимии предметы, явления, получающие одинаковое название, связаны самыми различными ассоциациями по смежности. Название места употребляется для обозначения людей, Которые там находятся: Ликует буйный Рим (М. Ю. Лермонтов). Название сосуда используется в значении содержимого: Я три тарелки съел (И. А. Крылов). Имя автора заменяет название его произведений: Траурный Шопен громыхал у заката (М. Светлов). Названия отличительных признаков людей или предметов Используются вместо их обычных наименований: Фраки носились врозь и кучами там и там (Н. В. Гоголь). Особый интерес представляет метонимия прилагательных. Например, А.С. Пушкин назвал одного из светских щеголей: перекрахмаленный нахал. Безусловно, по смыслу определение может быть отнесено лишь к существительным, называющим какие-то детали туалета модного франта, но в образной речи такой перенос названия возможен. В художественной литературе немало примеров подобной метонимии прилагательных: Белый запах нарциссов, счастливый, белый, весенний запах (Л. Н. Толстой); Потом приходил коротковатый старичок в изумленных очках (И. Бунин). Метонимию можно встретить не только в художественных произведениях, но и в нашей повседневной речи. Мы говорим: класс слушает, нет меди, люблю Есенина, слушал «Онегина». Разве не приходится иногда отвечать на «усеченные» вопросы: Вы были у Ермоловой? (имеется в виду Театр имени Ермоловой); Он в Сеченова учится? (т. е. в Медицинской академии имени Сеченова); Касса работает? А вот такие же «усеченные» сообщения: Весь пароход сбежался. Подобные метонимические переносы возможны лишь в устной речи. Однако в сочинениях неудачные метонимические переносы названий порождают досадные речевые ошибки: «В это время писатель и создал свою «Мать»; «Герой решил летать на костылях». Подобный «лаконизм» в выражении мысли приводит к неуместным каламбурам, и читатель не может сдержать улыбку там, где текст требует совсем иной реакции... К метонимии очень близки и некоторые другие тропы. Своеобразную ее разновидность представляет с и н е кд о х а, которая состоит в замене множественного числа единственным, в употреблении названия части вместо целого, частного вместо общего, и наоборот. Например, на использовании синекдохи строится выразительность речи в отрывке из поэмы А. Т. Твардовского «Василий Теркин»: На восток, сквозь дым и копоть, Из одной тюрьмы глухой По домам идет Европа, Пух перин над ней пургой. И на русского солдата Брат-француз, британец-брат, Брат-поляк и все подряд С дружбой будто виноватой, Но сердечною глядят... Здесь обобщенное наименование Европа употребляется вместо названия народов, населяющих европейские страны; единственное число существительных солдат, брат-француз и др. заменяет их множественное число. Синекдоха усиливает экспрессию речи и придает ей глубокий обобщающий смысл. Однако и этот троп может стать причиной речевых ошибок. Как понимать, например, такое заявление: «В нашем кружке ведется серьезный поиск: ребята создают интересные модели. Но не хватает рабочих рук: у нас их пока только семь»? IV. Тренинг по определению метонимии и синекдохи 1.В отрывке из «Евгения Онегина» А. С. Пушкина укажите известные вам тропы, особо выделите метонимию. Прочитайте строки, получившие в тексте аллегорический (иносказательный) смысл. I. В те дни, когда в садах Лицея Я безмятежно расцветал, Читал охотно Апулея, А Цицерона не читал, В те дни в таинственных долинах, Весной, при кликах лебединых, Близ вод, сиявших в тишине, Являться муза стала мне. Моя студенческая келья Вдруг озарилась: муза в ней Открыла пир младых затей, Воспела детские веселья, И славу нашей старины, И сердца трепетные сны.

II. И свет ее с улыбкой встретил; Успех нас первый окрылил; Старик Державин нас заметил И, в гроб сходя, благословил.

Занятие 5. ОлицетворениеЦель: познакомить с олицетворением как одним из самых распро-страненных художественных тропов, формирование умения находить олицетворения в художественных текстах.

...Звезда с звездою говорит. М. Ю. Лермонтов I. Лекция учителя. Под пером писателей окружающие нас предметы оживают: море дышит полной грудью; волны бегут, ласкаются к берегу; лес настороженно молчит; травы шепчутся с ветром; озера смотрят в бесконечные дали... А в одной песне даже поется про остроконечных елей ресницы над голубыми глазами озер! В этом волшебном мире поэтических образов, по словам Ф.И. Тютчева, «на всем улыбка, жизнь во всем». И мы готовы поверить поэту, что в тот час, когда спит земля в сиянье голубом (как писал М. Ю. Лермонтов), звезды обретают дар речи... Все эти превращения в художественных произведениях обязаны замечательному стилистическому приему — о л и ц е т в о р е н и ю. Олицетворением называется наделение неживых предметов человеческими чувствами, мыслями, поступками, речью. Вот как, Например, А. Гайдар использует этот троп в рассказе «Голубая чашка»: Сбежались отовсюду облака. Окружили они, поймали и закрыли солнце. Но оно упрямо вырывалось то в одну, то в другую дыру. Наконец вырвалось и засверкало над огромной землей еще горячей и ярче. При олицетворении описываемый предмет может внешне уподобляться человеку: Зеленая прическа, Девическая грудь, О тонкая березка, Что загляделась в пруд (С.Есенин). Еще чаще неодушевленным предметам приписываются действия, которые доступны лишь людям: Изрыдалась осенняя ночь ледяными слезами (А.А.Фет); На родину тянется туча, Чтоб только поплакать над ней (А. А. Фет); И цветущие кисти черемух Мыли листьями рамы фрамуг (Б.Пастернак). Особенно часто писатели обращаются к олицетворению, описывая картины природы. Мастерски использовал этот троп С. Есенин. К клену поэт обращался как к старому доброму знакомому: Клен ты мой опавший, клен заледенелый, Что стоишь, нагнувшись, под метелью белой? Или что увидел? Или что услышал? Словно за деревню погулять ты вышел... В его поэзии Заря окликает другую; Плачут вербы, шепчут тополя; Спит черемуха в белой накидке; Стонет ветер, протяжен и глух; Цветы мне говорят — прощай, головками склоняясь ниже; Липы тщетно манят нас, в сугробы ноги погружая... Влюбленный в родную русскую природу поэт с особой нежностью писал березах: Я навек за туманы и росы полюбил у березки стан, И ее золотистые косы, И холщовый ее сарафан. Именно олицетворение создает прелесть многих поэтических образов С. Есенина, по которым мы безошибочно узнаем его стиль. Очень самобытны олицетворения у В. Маяковского. Как не вспомнить его «встречу» и «разговор» с солнцем: Что я наделал? Я погиб! Ко мне по доброй воле само, раскинув луч-шаги, шагает солнце в поле! В произведениях В. Маяковского этот стилистический прием явился средством эмоционально-напряженного и нередко драматического звучания поэтической речи: А на седых ресницах — да! — на ресницах морозных сосулек слезы из глаз — да! — из опущенных глаз водосточных труб («Облако в штанах»). Как сильное изобразительное средство выступает олицетворение и в художественной прозе. Например, у К. Паустовского: Я думал о нем (о старом деревенском саде), как о живом существе. Он был молчалив и терпеливо ждал того времени, кои да я пойду поздним вечером к колодцу за водой для чайника. Может быть, ему было легче переносить эту бесконечную ночь, когда он слышал бренчанье ведра и шаги человека. («Золотая роза») Олицетворение широко используется не только в художественных текстах. Стоит раскрыть любой номер газеты, и вы увидите забавные заголовки, построенные на олицетворении: «Солнце зажигает маяки». «Ледовая дорожка ждет», «Матч принес рекорд», «Железобетон опустился в шахты»... Часто к нему обращаются публицисты для создания эмоционально выразительных образов. Так, в годы Великой Отечественной войны А.Н.Толстой писал в статье «Москве угрожает враг», обращаясь к России: Родина моя, тебе выпало трудное испытание, но ты выйдешь из него с победой, потому что ты сильна, ты молода, ты добра, добро и красоту ты несешь в своем сердце. Ты вся в надеждах на светлое будущее, его ты строишь своими большими руками, за него умирают твои лучшие сыны. Прием олицетворения помог писателю создать величественный образ России, вынесшей на своих плечах все тяготы войны и открывшей народам путь к миру и счастью. II. Задания для тренинга по определению олицетворения 1. ЗАДАНИЕ В стихотворении С. Есенина укажите лексические образные средства: эпитеты, олицетворения, сравнения, метафоры и др. С добрым утром! Задремали звезды золотые, Задрожало зеркало затона, Брезжит свет на заводи речные И румянит сетку небосклона. Улыбнулись сонные березки, Растрепали шелковые косы. Шелестят зеленые сережки,

И горят серебряные росы.

У плетня заросшая крапива Обрядилась ярким перламутром И, качаясь, шепчет шаловливо: «С добрым утром!»

2.Задание.

Найти в приведенном поэтическом отрывке олицетворения.

1.Темнеет вдали,

 Приуныл подорожник.   

Н. Рубцов

2. А голос был все глуше, тише, Жизнь угасала навсегда, И стало слышно, как над крышей Тоскливо воют провода... Н. Рубцов

З. Я долго ехал волоком. И долго лес ночной Все слушал медный колокол,

Звеневший под дугой.

Н. Рубцов

4. ... И третий, кажется, автобус Бежит по линии шестой. Н. Рубцов


5. Ольха цветет, надеется, зовет, Еще не зная страшного подвоха... В. Солоухин

6. Я тех мест святыми не считаю, Я от тех лесов почти отвык. Там по мне, наверно, не скучает Очень звонкий маленький родник. 7. Звезда полей во мгле заледенелой,

 Остановившись, смотрит в полынью.

Н. Рубцов

8. И лишь продрогшая рябина Стучится кистью о стекло, Вокруг нее размокла глина, Рябине хочется в тепло. В. Солоухин

9. Черные тени узорной решетки Ясно ложатся по белому снегу. Тихие звезды — задумчиво-кротки, Месяц пророчит истому и негу. Черные окна немого собора Смотрят угрюмо на белое поле... В. Брюсов

10. Приуныли в поле колокольчики. Для людей мечтают позвенеть, Но цветов певучие бутончики Разве что послушает медведь. Н. Рубцов 11. Стаи птиц. Дороги лента. Повалившийся плетень. С отуманенного неба Грустно смотрит тусклый день. К. Бальмонт 12. «Кого? Для чего? — камыши говорят, —

Зачем огоньки между нами горят?»

Но месяц печальный безмолвно поник. Не знает. Склоняет все ниже свой лик. И, вздох повторяя погибшей души, Тоскливо, бесшумно шуршат камыши. К Бальмонт

13. Темны, теплы тихие стены, И давно камин без огня... И я жду от цветов измены, — Ненавидят цветы меня. 3. Гиппиус

14. Мне в очи смотрит ночь нагая, Унылая, как темный день. Лишь тучи, низко набегая, Дают ей мертвенную тень. 3. Гиппиус

15. Дрожит волнистая черта, На нем и в нем все что-то дышит... И ласково его колышет, Смиряясь, злая пустота. Нет, мы не здесь, в юдоли дольней, Мы с ним летим к завесе туч! И серый луч скользит, колюч, Над удивленной колокольней. 3. Гиппиус

16. Неужели я снова В этих березовых рощах? Снова сияет майское солнце, Склоняясь над розовым полем. Пахнет аиром, И плакучие прибрежные ивы (Милые! Милые! Те самые!) Без движенья дремлют над прудом. С. Соловьев

17. Небо нас совсем свело с ума: То огнем, то снегом нас слепило, И, ощерясь, зверем отступила За апрель упрямая зима. Чуть на миг сомлеет в забытьи- Уж опять на брови шлем надвинут, И под наст ушедшие ручьи, Не допев, умолкнут и застынут. Но забыто прошлое давно, Шумен сад, а камень бед и гулок, И глядит раскрытое окно, Как трава одела закоулок. Лишь шарманку старую знобит, И она в закатном мленьи мая Все никак не смелет злых обид, Цепкий вал кружа и нажимая.

И. Анненский

18. Вдруг—точно яркий призыв, Даль чем-то резко разъялась: Мягкие тучи пробив, Медное солнце смеялось. И. Анненский 19. Леса вдали чернеют голые, —

Ветвей запутанная сеть.

Лишь ветер песни невеселые В них, иней вея, смеет петь. В. Брюсов

20. ...Весенние ветви души,

Побеги от древнего древа,

О чем зашептались в тиши? В. Иванов

21. Солнца контур старинный, золотой, огневой, апельсинный и винный убежал на покой. А. Белый

22. Свирель поет: взошла звезда, Пастух, гони стада. И под мостом поет вода... А. Блок

23, Опять заря! Осенний ветер влажен, И над землею, за день не согретой, Вздыхает дуб, который был посажен

Императрицею Елизаветой.

Г. Иванов 24. Сонный зимний ветер надо мной поет, Усыпляет песней, воли не дает, Путь заносит снегом, по полю бежит, Вместе с колокольчиком жалобно дрожит... И. Бунин

25. Равнина вод на горизонте млеет, И в ней луна столбом отражена. Склонив лицо прозрачное, светлеет И грустно в воду смотрится она. И. Бунин

26. Тянулась арба за арбою, И месяц глядел, как живой, На шлях, на шагавшие тени, На борозды с мерзлой ботвой. И. Бунин

27. Запал багровый день. Над тусклою водой Зарницы синие трепещут беглой дрожью. Шуршит глухая степь сухим быльем и рожью,

Вся млеет травами, вся дышит душной мглой. 

М. Волошин

28. Старый дом. Он с трудом доживает, Оттесняя крылечком траву, Всеми окнами к людям взывает, Только я в нем уже не живу К. Спицина

29. ...И сосен темный ряд Вдруг зашумит, Застонет, занеможет, И этот шум Волнует и тревожит, И не понять, О чем они шумят. Н. Рубцов

30. Позднее время — спешат запоздалые дроги.

Плачет звезда, холодея, над крышей сарая...

Н. Рубцов

31. Я полюбил полярный этот город И вновь к нему из странствия вернусь. За то, что он испытывает холод, За то, что он испытывает грусть... Н. Рубцов

32. Бесстрастно в вышине печалилась луна,

Стонала вдалеке беспечная волна.

В. Брюсов

Занятие 6. Гипербола и литотаЦель занятия: дать понятие о гиперболе и литоте, их роли в создании выразительности речи, использовании в художественной литературе; учить находить гиперболу и литоту в тексте.

I. Лекция учителя В сто сорок солнц закат пылал В. Маяковский Эти слова конечно, никто не принимает всерьез, понимая, что это преувеличение, но такой образ помогает нам представить необыкновенное по яркости небо, освещенное заходящим солнцем. Образное выражение, преувеличивающее размеры, силу, красоту описываемого, называется г и п е р б о л о й. Гиперболизация — излюбленный стилистический прием В. Маяковского. Вспомним, например, такие его строчки: Одни дома длиною до звезды, другие — длиной до луны; до небес баобабы; Белей, чем облаков стада, величественнейший из сахарных королей; Много за жизнь повымел Вилли — одних пылинок целый лес... На гиперболах у Маяковского строится образность сатирических произведений «Трус», «Столп», «Подлиза», «Птичка божия». В гиперболизации поэт находил источник юмора; вот, например, одна из его шуток: Раздирает рот зевота шире Мексиканского залива... «Королем гиперболы» в русской прозе был Н. В. Гоголь. Помните его описание Днепра? Редкая птица долетит до середины Днепра; Чудный воздух... движет океан благоуханий. А сколько комизма в гоголевских бытовых гиперболах! У Ивана Никифоровича... шаровары в таких широких складках, что если бы раз дуть их, то в них можно бы поместить весь двор с амбарами и строением... Русские писатели любили прибегать к гиперболизации как к средству насмешки. Например, Ф. М. Достоевский, пародируя взволнованную речь, выстраивает в ряд гиперболы: При одном предположении подобного случая вы бы должны были вырвать с корнем волосы из головы своей и испустить ручьи... что я говорю! реки, озера, моря, океаны слез! Нельзя не сказать и о стилистическом приеме, противоположном гиперболе. Образное выражение, преуменьшающее размеры, силу и значение описываемого, называется л и т о т о й. Например: мальчик с пальчик. Литоту именуют еще обратной гиперболой. Гипербола и литота имеют общую основу — отклонение в ту или иную сторону от объективной количественной оценки предмета, явления, качества. Поэтому эти два тропа могут в речи совмещаться, переплетаться. Например, на этих тропах построено содержание шуточной русской народной песни «Дуня-тонкопряха», в которой поется о том, что Дуня куделюшку три часа пряла, три нитки напряла, и нитки эти потоньше полена, потолще колена... Как и другие тропы, гипербола и литота могут быть общеязыковыми и индивидуально-авторскими. Есть немало общеязыковых гипербол, которые мы используем в повседневной речи: ожидать целую вечность, на краю земли, всю жизнь мечтать, высокий до неба, испугатьс до смерти, задушить в объятиях, любить до безумия. Известны и общеязыковые литоты: ни капли, море по колено, капля в море, рукой подать, глоток воды, кот наплакал и т. п. Эти гиперболы и литоты относятся эмоционально-экспрессивным средствам языка и находят применение в художественной речи. Занятие7. Перифразы.

Цель: познакомить с выразительно-изобразительной ролью перифразы в тексте, формирование умения находить перифразы в тексте.


I.Лекция учителя

Солнце русской поэзии.

Так мы называем А. С. Пушкина. Но для него можно придумать и другие образные определения: гордость нашей литературы, гениальный ученик Г. Р. Державина, блестящий преемник В. А. Жуковского... В стихотворении «Смерть поэта» М. Ю. Лермонтов о нем писал: невольник чести, дивный гений, наша слава. Все это перифразы. П е р и ф р а з о й (от греческого пери — «вокруг», фраза — «говорю») называется описательное выражение, употребленное вместо того или иного слова. Наши перифразы употреблены вместо имени поэта. Как и всякие тропы, перифразы могут быть общеязыковыми и индивидуально-авторскими. Общеязыковые перифразы обычно получают устойчивый характер. Например: город на Неве, страна голубых озер, зеленый друг, наши меньшие братья и т. д. Многие из них постоянно используются в языке газет, где о врачах пишут: люди в белых халатах, о шахтерах — добытчики черного золота, об альпинистах — покорители горных вершин. В стилистическом отношении важно разграничить о б р а з н ы е п е р и ф р а з ы, т. е. такие, в основе которых лежит употребление слов в переносном значении, и н е о б р а з н ы е, представляющие собой переименования предметов, качеств, действий. Ср.: буревестник революции и автор «Песни о Буревестнике». Первое словосочетание носит метафорический характер, второе представляет собой наименование, состоящее из слов, употребленных в их точном лексическом значении. Образные перифразы выполняют в речи эстетическую функцию, их отличает яркая эмоционально-экспрессивная окраска. Например: Унылая пора! очей очарованье! Приятна мне твоя прощальная краса — Люблю я пышное природы увяданье... (А. С. Пушкин). Здесь перифразы, заменяющие слово осень, образно характеризуют это время года. Поэт любил использовать перифразы при описании картин русской природы: Приветствую тебя, пустынный уголок, Приют спокойствия, трудов и вдохновенья, Где льется дней моих невидимый поток На лоне счастья и забвенья... С помощью перифраз Пушкин описывает и своих героев. Вот как, например, он характеризует Евгения Онегина: Театра злой законодатель, непостоянный обожатель очаровательных актрис, Почетный гражданин кулис... Образные перифразы могут придавать речи самые различные стилистические оттенки, выступая то как средство высокой патетики, например в оде «Вольность» А. С. Пушкина: Беги, сокройся от очей, Цитеры слабая царица! Где ты, где ты, гроза царей, Свободы гордая певица?, то как средство непринужденного звучания речи, имеющей нередко ироническую окраску, как в одном из лирических отступлений в «Евгении Онегине»: Меж тем как сельские циклопы Перед медлительным огнем Российским лечат молотком Изделье легкое Европы, Благословляя колеи и рвы отеческой земли... Замените здесь перифразы обычными словами (сельские циклопы — кузнецы, изделье легкое Европы - карета и т. д.), и вы увидите, сколько юмора вложил поэт в эти блестящие тропы. Индивидуально-авторские перифразы всегда изобразительны, они дают возможность писателю обратить внимание на те черты описываемых предметов и явлений, которые особенно важны в художественном отношении. Эстетическая ценность таких перифраз, как и всяких тропов, зависит от их самобытности, свежести. Языковые, часто необразные, перифразы выполняют в речи не эстетическую, а смысловую функцию, помогая точнее выразить мысль, подчеркнуть те или иные особенности описываемого предмета. Например, рисуя литературный портрет Максима Горького, можно назвать его первым пролетарским писателем, автором романа «Мать», создателем первой пьесы о босяках и т. д. Каждая из этих лексических перифраз подчеркивает разные стороны деятельности Горького. Обращение к таким перифразам может быть продиктовано и стилистическими соображениями: перифразы помогают избежать повторения фамилии писателя, о котором идет речь. Перифразы можно использовать лишь в том случае, если в тексте уже употреблялось прямое наименование предмета. Так, в статье об А. С. Пушкине оправданно употребление перифраз великий ученик Жуковского, автор «Евгения Онегина», создатель русского литературного языка и т. д. Но если имя Пушкина еще не упоминалось, то нельзя сказать: «Нам задали выучить биографию создателя русского литературного языка». Неоправданна перифраза и в таком предложении:«В классе висит портрет великого преобразователя природы». Употребление перифраз вместо конкретных названий тех предметов, о которых говорится впервые, может затемнить смысл высказывания, лишить его точности. Увлечение перифразами таит в себе опасность многословия. Особое пристрастие к перифразам отличало представителей карамзинской школы. Сам Н. М. Карамзин использовал, например, такие перифразы: вечная подруга живых и мертвых (рубашка); вместилище Лизина праха (могила) утро дней (юность). А. С. Пушкин в статье «О русской прозе» осудил авторов, которые использовали перифразы ради красивости слога: «Эти люди никогда не скажут дружба, не прибавя: сие священное чувство, коего благородный пламень...» По наблюдениям поэта, в заметках любителей театра обязательно встречается перифраза: «сия юная питомица Талии и Мельпомены...». «Боже мой, — восклицал А. С. Пушкин, — да поставь эта молодая хорошая актриса...» Выступая против жеманства, великий поэт требовал «вещи самые обыкновенные» изъяснять просто, не впадая в фальшивую декламацию. К этому мудрому совету следует прислушаться.



II. ТРЕНИНГ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ ГИПЕРБОЛЫ, МЕТОНИМИИ, ПЕРИФРАЗ

1.В данных отрывках из романа А. С. Пушкина «Евгений Оне-гин» укажите различные тропы, определяя их стилистические функции в тексте.

ХХVIII Вставая с первыми лучами, Теперь она в поля спешит И, умиленными очами Их озирая, говорит: «Простите, мирные долины, И вы, знакомых гор вершины, И вы, знакомые леса; Прости, небесная краса, Прости, веселая природа; Меняю милый, тихий свет На шум блистательных сует... Прости ж и ты, моя свобода! Куда, зачем стремлюся я? Что мне сулит судьба моя?»

ХХIХ Ее прогулки длятся доле. Теперь то холмик, то ручей Остановляют поневоле Татьяну прелестью своей, Она, как с давними друзьями, С своими рощами, лугами Еще беседовать спешит. Но лето быстрое летит. Настала осень золотая. Природа трепетна, бледна, Как жертва, пышно убрана... Вот север, тучи нагоняя, Дохнул, завыл — и вот сама Идет волшебница зима.

ХХХ Пришла, рассыпалась; клоками Повисла на суках дубов; Легла волнистыми коврами Среди полей, вокруг холмов; Брега с недвижною рекою Сравняла пухлой пеленою; Блеснул мороз. И рады мы Проказам матушки зимы. Не радо ей лишь сердце Тани. Нейдет она зиму встречать, Морозной пылью подышать И первым снегом с кровли бани Умыть лицо, плеча и грудь: Татьяне страшен зимний путь.


2. Задание. Найти в приведенном поэтическом отрывке примеры гиперболы, метонимии и указать, какова их стилистическая роль. Указать перифразы, раскрыть их значение.

1. Тлен не растлил, и сила не сломала. И медлит та, с косою на горбе... В. Солоухин

2. Придут друзья — обрадуемся встрече, На стол поставим пушкинские свечи, Чтоб свет во тьме, как прежде, не погас! В. Солоухин

3. Милый, милый, смешной дуралей, Ну куда он, куда он гонится? Неужель он не знает, ЧТО живых коней Победила стальная конница? С. Есенин

4. Мы разучились нищим подавать, Дышать над морем высотой соленой, Встречать зарю и в лавках покупать За медный мусор золото лимонов. Н. Тихонов 5. Давным-давно окончен бой. Руками всех друзей Положен парень в шар земной, Как будто в мавзолей.

С. Орлов 6. На дне она, где ил И водоросли... Спать в них Ушла, — но сна и там нет! М. Цветаева

7. Русь металась в голоде и буре,

Все смешалось, сдвинутое враз, 

Гул вокзалов, крик в комендатуре, Человечье горе без прикрас. Н. Заболоцкий

8. Кипящих звуков катится волна.

Их прекратить теперь уж невозможно,
Их усмирить не в силах даже пушки, 
Как невозможно усмирить вулкан.

В. Солоухин

9. И в день, когда в огне и в буре Он, неповинный, шел ко дну, Мы в бездну канули с лазури,

Мы пили смертную волну.

В. Брюсов

10. Шли в школу дети. Четверо мальчишек, И с ними рядом девочка одна. Ее опрятный фартучек так ярко (Как бы большая свежая ромашка) Светился средь весенней желтизны! И вот они обидели ромашку, Забрызгали ее водой из лужи, Наляпали на фартук грязных пятен И довели до горьких-горьких слез. В. Солоухин

11. Заря в разгаре — как она прекрасна! И там, где парус реет над волной, Встречая день, мечтательно и страстно Поет о счастье голос молодой. Н. Рубцов

12. Каким наитием, Какими истинами, О чем шумите вы, Разливы лиственные? М. Цветаева

13. Давно ли, гуляя, гармонь оглашала окрестность... Н. Рубцов


14. Слезы — на лисе моей облезлой!.. М Цветаева

15. Каркает около стога Стая озябших ворон... Н. Рубцов

16. «Чудный месяц плывет над рекою», — Где-то голос поет молодой... Н. Рубцов

17. ...То ночь новогодняя Бьет хрусталем о хрусталь. М. Цветаева

18. Но ее я любил, Как сорок тысяч братьев Любить не могут! — Гамлет!

М. Цветаева

19. По небу синему грозный Илья прокатился. Бросил, Громовник, стрелу — змейкой свернулась она. Из-за попова сарая надвинулась гулкая туча... П. Радимов

  	Занятие 8.Звукопись

Цель урока: дать понятие звукописи(аллитерации, ассонанса); формировать умение находить звукопись в художественном тексте.

Полночной порою в болотной глуши чуть слышно, бесшумно шуршат камыши. I.Лекция учителя Поэты часто стараются в звучании стиха передать музыку жизни, реальные голоса природы. Вам не кажется, что в эпиграфе (это двустишие из стихотворения К. Д. Бальмонта «Камыши») доносится «шепот» сухих листьев этих болотных растений? Художники слова давно заметили, что повторение шипящих звуков в русском языке напоминает шум, шуршание, тихие шорохи вет-вей...Во всяком случае, так нам кажется. Конечно, чтобы услышать в поэзии эти волшебные звуки, нужно обладать воображением, потому что звучание речи не может с абсолютной точностью повторять реальные голоса из мира вещей, животных, растений. Но язык выработал свои приемы для отражения этих слуховых впечатлений. Среди хорошо известных нам слов есть особые — звукоподражатель-ные, они обозначают различные звучания: шуршать, хрустеть, тикать, булькать, цокать, шипеть, чирикать, каркать и т. п. Мы часто употребляем их без особого стилистического задания. Однако эти же слова ис-пользуют писатели, чтобы воссоздать те или иные звуки: тихоструйное треньканье балалайки (Н. В. Гоголь); и хруст песка, и храп коня (А. Блок); слуховые впечатления: зенькал звоночек и тарабарил с деревьями гром (А. Белый). Фонетическую выразительность звукоподражательных слов можно усилить, подбирая созвучные им другие слова: Довольный праздничным обедом, сосед сопит перед соседом (А. С. Пушкин); Вот дождик вкрадчиво прокрапал (А. Твардовский); Морозом выпитые лужи хрустят и хрупки, как хрусталь (И.Северянин). При столь искусном фонетическом подборе лексики мы можем уловить звуковые образы, которые создает поэт музыкой слов. Однако напрашивается вопрос: а не помешает ли это благозвучию речи? Ведь в ней повторяются созвучия, слоги. Опасения напрасны: если поэт «изображает звуками» какую-то картину, их перекличка эстетически оправданна. Кстати, М. Горький учил молодых писателей избегать шипящих звуков лишь там, где «они не звукоподражательны». Если же поэт обращается к звукописи как к стилистическому приему, стараясь придать речи особую фонетическую выразительность, то повторение гласных, согласных становится сильным источником образности. В этом случае чем больше звуков вовлекается в «перекличку», тем лучше: поэтические строки с яркими звуковыми повторами приносят наибольшее удовлетворение нашему эстетическому чувству. Поэты знают этот секрет восприятия стихов и подбирают слова, сходные в фонетическом отношении. Вспомним знаменитые строки из «Евгения Онегина»: В райке нетерпеливо плещут, И, взвившись, занавес шумит; А Петербург неугомонный уж барабаном пробужден. Или из лирики С. Есенина: Гой ты, Русь моя родная! Хаты — в ризах образа. Не видать конца и края. Только синь сосет глаза... Достичь такой гармонии непросто, и поэты много трудятся, работая над фоникой. Об этом можно судить, изучая их черновики. Например, рукописи А. С. Пушкина отразили его стилистическую правку, свиде-тельствующую о неустанном поиске поэтом наиболее яркого звукового выражения мысли. Сравните:

Черновые наброски Напечатано Морозной пылью серебрится Его соболий воротник... бобровый

Сквозь печальные туманы Пробирается луна... волнистые

И горек был холодный их привет небратский

Любви печальную тревогу

Я слишком, может быть, узнал.        		 безумную 

безотрадно испытал

Чего же добиваются поэты, неустанно шлифуя фонику? Ведь далеко не всегда звуковые повторы в этих случаях продиктованы звукоподражанием. Действительно, искусная фонетическая организация речи не обязательно бывает обусловлена конкретной задачей: передать какие-то реальные звуковые впечатления. Поэта часто увлекает просто красота звучания речи, в которой гармонически повторяются музыкальные созвучия. Вслушайтесь в эту музыку: У Черного моря чинара стоит молодая... (М. Ю. Лермонтов); Белая береза под моим окном Принакрылась снегом, точно серебром (С. Есенин). Разве вам не нравятся эти красивые звуковые повторы? Есть целая наука об искусстве звуковой организации стиха, описание различных «узоров» из повторяющихся звуков, которыми можно украсить поэтическую речь. Простейшие из них а л л и т е р а ц и я, т. е. повторение согласных, и а с с о н а н с — повторение гласных. Попробуйте узнать их в таких, например, хорошо известных отрывках: Быстро лечу я по рельсам чугунным, Думаю думу свою (Н. А. Некрасов); Задремали звезды золотые, За дрожало зеркало затона... (С. Есенин). Ассонанс на у особенно заметен в конце приведенного отрывка из «Железной дороги» Н. А. Некрасова (у-у-у-у); а у С. Есенина аллитерацию на з трудно не заметить, потому что этот звук начинает каждое слово (это тоже стилистический прием—единоначатие, или анафора). Иногда поэт настолько увлекается звуковой инструментовкой (ассонансами, аллитерациями), что использует только слова определенного звучания. Такова, например, фоника стихотворения К. Д. Бальмонта «Челн томленья»: Вечер. Взморье. Вздохи ветра. Величавый возглас волн. Близко буря. В берег бьется Чуждый чарам черный челн. Чуждый чистым чарам счастья, Челн томленья, челн тревог Бросил берег, бьется с бурей, Ищет светлых снов чертог.

Хотя автору и нельзя отказать в мастерстве, но подобная звуковая организация речи не может не казаться искусственной, а всякое насилие над языком наносит ущерб художественной форме: «игра в звуки» нас отвлекает, и мы не можем серьезно углубиться в содержание произведения. В. Маяковский иронизировал по поводу звукописи в поэзии Бальмонта и вскоре после выхода в свет сборника его стихов написал на «Камыши» пародию, в которой аллитерации на ш обыгрываются в шутливых строчках: «Пустяк у Оки»: ...Нежно говорил ей — мы у реки шли камышами: Слышите: шуршат камыши у Оки. Будто наполнена Ока мышами... С. Я. Маршак в эпиграмме еще более резко осмеял поэта, преувеличивающего значение звукописи: Без музыки не может жить Парнас. Но музыка в твоем стихотворенье Так вылезла наружу, напоказ, Как сахар прошлогоднего варенья.

Из этого, конечно, не следует, что всякое обращение к звукописи рискованно для поэта. Искусство совершенного звукового выражения мысли заслуживает и внимания, и вдумчивого анализа. Большие поэты всегда старались подкрепить звукописью образность речи, придать особую убедительность описанию, усилить эмоциональность лирических строк. Не случайно в высокохудожественных произведениях особенно выразительно звучание наиболее совершенных отрывков. Вспомним «Евгения Онегина». Кто не восхищался гармонией в таких, например, описаниях: Настанет ночь; луна обходит Дозором дальний свод небес, И соловей во мгле древес Напевы звучные заводит...

Укажите в этих строчках повторяющиеся звуки, и вы увидите замечательные аллитерации, ассонансы. Ими поэт выделяет наиболее важные для него слова, усиливает их звучание. Разве можно этого не заметить в таких, например, строчках: Ей рано нравились романы; Как он язвительно злословил; И раб судьбу благословил; Почтил он прах патриархальный;  Чья благосклонная рука потреплет лавры старика.

В таких случаях звукопись выполняет важную смысловую функцию: она помогает нам расставить логические акценты. Этот секрет фоники знают все поэты, не только А. С. Пушкин. Обратимся к другим авторам. Как усиливают звуковые повторы идейно важные слова, например, в речи жены декабриста княгини Трубецкой в поэме Н. А. Некрасова «Русские женщины»: Нет! Я не жалкая раба, Я женщина, жена! Пускай горька моя судьба — Я буду ей верна! А вот другой отрывок из этого же произведе-ния, где звукопись подчеркивает образность речи: Байкал, Переправа — и холод такой, Что слезы в глазах замерзали... Не думайте, что тонкости звуковой организации речи были доступны лишь поэтам ХIХ века, которых мы так часто цитируем. Художники слова всегда будут искать новые выразительные возможности. В. Маяковский особенно любил резкие, жесткие созвучия. Вырази- тельность слов, скрепленных звукописью, он подчеркивал и графически, располагая стихи «лесенкой». Поэт, боровшийся с «гладкосочинитель-ством», сознательно подчеркивал звуковой инструментовкой непоэти-ческие, грубые слова: Мой стих трудом громаду лет прорвет и явится весомо, грубо, зримо, как в наши дни вошел водопровод, сработанный еще рабами Рима.

Глубоко заблуждаются те, кто думает, что «неэстетические» созвучия в поэзии В. Маяковского были следствием пренебрежения к стилю. . Поэт много работал над языком своих произведений, и такой звуковой подбор слов отвечал его художественной установке. У поэтов ХХ века звукопись осталась таким же благодатным источником выразительности речи. Высокохудожественным образцом гармонического слияния звука и слова может быть поэзия А. Т. Твардовского. Приведем только один пример тонкой звукописи в его описании сенокоса. Обратите внимание на ассонансы и аллитерации в этих стихах и посмотрите, каких звуков старается не употреблять поэт, изображая музыку работы косарей: -Покос высокий, как постель, Ложился, взбитый пышно, И непросохший сонный шмель В покосе пел чуть слышно. И с мягким махом тяжело Косье в руках скрипело. И солнце жгло, И дело шло, И все, казалось, пело: Коси, коса, Пока роса, Роса долой — И мы домой.

II. Тренировочное задание Укажите ассонансы и аллитерации в строках из произведений А. С. Пушкина. Сгруппируйте материал в соответствии с классификацией звуковых повторов: единоначатие (или анафора), концовка (или эпифора).

1. Брожу ли я вдоль улиц шумных, вхожу ль во многолюдный храм... 2. Был вечер, небо меркло. Воды струились тихо. Жук жужжал. 3. Войны кровавые забавы. 4. С своим бесчувствием холодным ходил народ. 5. Как часто милым трепетаньем иль упоительным лобзаньем... 6. Мутно небо, ночь мутна. 7. Прозрачный сумрак, блеск безлунный. 8. И блеск, и шум, и говор балов. 9. Дождь капал, ветер выл уныло. 10. Мрачный вал плескал на пристань, ропща пени и бьясь о гладкие ступени. 11. Треща, горит костер, и вскоре пламя, воя... 12. Смеркалось; на столе, блистая, шипел вечерний самовар. 13. Журчат ручьи, блестят брега безмолвны. 14. Славянские ль ручьи сольются в русском море. 15. И бога браней благодатью наш каждый шаг запечатлен. 16. И милости моей мятежное теченье. 17. Запутанный в сетях судьбы суровой. 18. Улыбка на устах увянувших видна. 19. Когда под соболем согрета и свежа... 20. Куда как весело, вот вечер, вьюга воет. 21. Пастух, плетя свой пестрый лапоть, поет про волжских рыбарей. 22. И смерти мысль мила душе моей.


Занятие9. Фразеология. Типичные ошибки при употреблении фразеологизмов в речи.Цель: повторение фразеологизмов, формирование навыка их употребления в речи, предупреждение возможных ошибок при упот-реблении фразеологизмов в устной и письменной речи.

Из песни слова не выкинешь.

Закадычный друг и заклятый враг.

I. Лекция учителя.

Мы часто заменяем те или иные слова образными выражениями. На-пример, вместо слова быстро говорим: на всех парах, как на крыльях, во весь опор, во всю прыть, со всех ног, сломя голову, на всех парусах, не чуя под собой ног, только пятки засверкали, одним духом, одна нога здесь, а другая там. Насколько выразительнее они соответствующего им слова - быстро (бежать)! Хотя, впрочем, и лексических синонимов немало для усиления этого значения (мгновенно, моментально), но соединяются они уже с другими глаголами (ведь не скажешь «бежать мгновенно»!).

Вспомните, как в романе И. Ильфа и Е. Петрова по-разному называют один и тот же печальный факт.

— Умерла Клавдия Ивановна, сообщил заказчик. — Ну, царствие небесное, — согласился Безенчук. — Преставилась, значит, старушка. Старушки, они всегда преставляются... Или богу душу отдают- это смотря какая старушка. Ваша, например, маленькая и в теле, — значит, преставилась. А, например, которая покрупнее да похудее — та считается, богу душу отдала... — То есть как это считается? У кого это считается? — У нас и считается. У мастеров. Вот вы, например, мужчина вид-ный, возвышенного роста, хотя и худой. Вы, считается, ежели, не дай бог, помрете, что в ящик сыграли. А который человек торговый, бывшей купеческой гильдии, тот, значит, приказал долго жить. А если кто чином поменьше, дворник например, или кто из крестьян, про того говорят перекинулся или ноги протянул. Но самые могучие когда помирают, железнодорожные кондуктора или из начальства кто, то считается, что дуба дают. Так про них и говорят: «А наш-то, слышали, дуба дал».

Фразеология часто придает образность нашей речи, заставляя нас улыбаться. В чем же секрет таких образных выражений? Чтобы ответить на этот вопрос, поговорим об этом подробнее. Ф р а з е о л о г и я изучает сложные по составу языковые единицы, имеющие устойчивый характер. Например: кот наплакал, попасть впросак, вверх тормашками, кровь с молоком и т. п. Такие сочетания называются ф р а з е о л о г и з- м а м и, от обычных словосочетаний они отличаются постоянством состава; ведь никто не скажет «котенок наплакал» или «кошка наплакала», а только — кот. Слова, входящие в такие устойчивые словосочетания, или не употребляются самостоятельно (просак, тормашки), или изменяют во фразеологизме свое обычное значение (например, кровь с молоком означает «здоровый, с хорошим цветом лица»). Многие фразеологизмы по значению соответствуют одному слову: кот наплакал — мало, раскинуть умом — подумать, пятое колесо в телеге — лишний. Однако в состав фразеологии, кроме фразеологизмов с нерасчлененным значением, входят и такие, которые можно приравнять к целому выражению, состоящему из нескольких слов. Например: сесть на мель — попасть в крайне затруднительное положение; нажимать на все педали — прилагать все усилия к достижению цели; петь с чужого голоса — не имея своего мнения, повторять чужие слова. Фразеологизмы бывают разные, даже пословицы и поговорки многие лингвисты включают в состав фразеологизмов, потому что главный их признак — воспроизводимость: они не создаются нами в речи, а воспроизводятся, цитируются в строгом соответствии с закрепленной за ними формой. Фразеологизмы неизменны в своем составе, можно говорить о «предсказуемости» их компонентов. Так, зная, что во фразеологизме используется слово закадычный, можно предсказать другой компонент — друг; слово заклятый подсказывает используемое вместе с ним слово враг и т. д. Фразеологизмы, которые не допускают никакого варьирования, относятся к абсолютно устойчивым сочетаниям. Большинству фразеологизмов свойственна непроницаемость структуры: не допускается включение в них новых слов. Так, зная фразеологизмы потупить голову, потупить взор, нельзя сказать: низко потупить голову, еще ниже потупить печальный взор. Однако есть и такие фразеологизмы, которые допускают вставку отдельных уточняющих слов (ср.: разжигать страсти — разжигать роковые страсти, намылить голову — хорошенько намылить голову). В некоторых фразеологизмах возможен пропуск одного или нескольких компонентов. Например, говорят пройти сквозь огонь и воду, отсекая конец фразеологизма и медные трубы, или выпить чашу до дна вместо выпить горькую чашу до дна. Однако это вовсе не означает, что в других фразеологизмах мы можем, как нам вздумается, добавлять или исключать слова. Например, нельзя сказать: «Овчинка н и к а к о й выделки не стоит» или: «Слово не воробей — не поймаешь» (пропущен компонент вылетело). Странным покажется и такое предложение: Туристы сделали привал, заморили червячков и отдохнули. Почему эта фраза вызывает улыбку? Ведь туристов было много... И все они были голодны. Но нельзя сказать заморили червячков, употребив существительное во множественном числе, потому что фразеологизм имеет устойчивое грамматическое строение. Не говорят бить баклушу, точить лясу, заменив формы множественного числа баклуши, лясы формами единственного, а в нашем примере, наоборот, закрепилась форма единственного числа — червячка. Во многих фразеологизмах нельзя даже переставить слова: никто не скажет «ни заря ни свет», а только ни свет ни заря. Ведь, казалось бы, смысл не изменится, если мы скажем: «Все изменяется, все течет», но порядок слов в этом фразеологизме строго закреплен: все течет, все изменяется. Ср.: дело в шляпе (т. е. все хорошо) и «в шляпе дело». Это уже не фразеологизм, и слово шляпа здесь выступает в своем обычном значении. Есть немало фразеологизмов, в которых слова употребляются в устаревших грамматических формах. Например, в выражении на босу ногу краткое прилагательное стоит в винительном падеже, а в современном языке оно не может склоняться и выступать в роли определения. Но мы не можем «подправить» этот фразеологизм, сказав «на босую ногу». Еще примеры грамматических архаизмов: не до жиру, быть бы живу (т. е. живому); сыр бор разгорелся (т. е. сырой); погибоша аки обри (т. е. погибли, как обры — так называлось исчезнувшее с лица земли древнее племя — авары).

Задание. Восстановите полную форму фразеологизмов по их началу. Тише воды..., в тихом омуте..., до поры до..., через час по..., с больной головы..., держать камень..., комар носа..., смотреть как баран..., чужими руками..., спустя..., сердце кровью..., хоть криком..., проще пареной..., разделать под..., из огня..., ни свет..., обводить вокруг..., один в поле..., засучив...

Загадки фразеологии Заруби на носу, держи нос бортиком. не клюй носом, не задирай носа, держи нос по ветру, остался с носом, с гулькин нос, водить за нос... Сколько же носов упоминается в различных фразеологизмах! Неужели все «носы» обозначают орган обоняния, который есть у каждого из нас? Конечно нет! Последнее выражение — водить за нос — возникло, вероятно, из сравнения с медведями, которых цыгане водили напоказ за кольцо, продетое в нос, и заставляли делать фокусы, обманывая обещаниями подачки. Дрессированные медведи выполняли приказания, но хозяева не награждали своих зверей. Какое коварство!.. Вот и стали говорить водить за нос — обещать, не выполняя обещанного, вводить в заблуждение. Это выражение использовал И. А. Гончаров в романе «Обрыв»: «Студенты влюблялись в нее...Она всех водила за нос и про любовь одного рассказывала другому и смеялась над первым, потом с первым над вторым». А в выражении с гулькин нос определение образовано от слова «гуля», т. е. голубь: у него «нос» не сравнить, скажем, с журавлиным, очень длинным, большим; так что фразеологизм означает невелик, мал (Сам с гулькин нос, а еще задирается) или мало (Денег заработал с гулькин нос). В выражениях держи нос по ветру, держи нос бортиком упоминаются совсем другие «носы»: передняя часть судна, лодки; ведь на паруснике очень важно «держать нос по ветру». Этот совет и приобрел переносное значение: держать нос по ветру — значит применяться к обстоятельствам, беспринципно меняя свои убеждения, свое поведение. Вот, например, совет одного литературного героя, склонного к компромиссам: «Держи нос по ветру, и все пойдет как по маслу! В этом вся мудрость мира» (Н. Я. Данилевский). Слово нос в значении «орган обоняния» выступает также во многих фразеологизмах: задирать нос, повесить нос, воротить нос, встретиться (с кем-нибудь) носом к носу (т. е. почти столкнувшись), находиться под носом (т. е. очень близко); не видеть дальше своего носа (замечать только то, что происходит вблизи, из-за узости своего кругозора); совать нос куда-нибудь (вмешиваться не в свое дело) и т. д. Но совсем другой «нос» в выражении остаться с носом, т. е. обмануться в своих надеждах, остаться ни с чем. Оно объясняется так: в старину жених во время сватовства приносил родителям невесты подарки, подношения — «нос». Но если его предложение отвергалось, эти подарки ему возвращались и он «оставался с носом». В составе фразеологизмов часто встречаются слова, как будто бы похожие на наши, современные, но на самом деле ЭТО сходство об-манчиво. Поэтому не следует многие старинные выражения объяснять на основе созвучия их компонентов с известными нам словами. Например, в выражении не до жиру, быть бы живу слово «жир» означает имущество, богатство. А фразеологизм ни кола ни двора раньше выглядел полнее: ни кола, ни двора, ни милого живота, где слово «кол» означало участок земли, а «живот» — лошадь (животное). В других фразелогизмах не на живот, а на смерть; не щадя живота своего — это же слово «живот» означало жизнь. В выражении душа нараспашку слово «душа» означало ямочку на шее под кадыком, но теперь это существительное забыто, и мы понимаем выражение в переносном смысле. Многие фразеологизмы своим происхождением обязаны Библии. Например, вавилонское столпотворение, означающее беспорядок, шум суету, взято из библейского повествования о строительстве «Вавилонского столпа». Некоторые фразеологизмы нас удивляют, потому что мы неправильно понимаем те или иные слова в устойчивых выражениях. Например, почему говорят гол как сокол? Ведь птица не голая, у нее «одежда» из перьев. Однако во фразеологизме сокол означает вовсе не птицу, а стенобитное орудие, которое использовали в древности как таран, чтобы проникнуть в осажденный город. В этом значении слово «сокол» действительно подходит для сравнения. Есть фразеологизмы, в которых те или иные словечки представляют для нас загадку, хотя общее значение всего выражения вполне по-нятно. Например, тютелька в тютельку, без сучка и без задоринки... Что такое тютелька? А задоринка? Первое — это уменьшительное существительное от тютя, до сих пор еще известного в некоторых местных говорах. Так называется удар, попадание топором в дерево при столярной работе. Хороший мастер не промахнется, а точно попадет в то место, которое уже помечено топором, — тютелька в тютельку. Второе загадочное слово тоже восходит к столярному делу: если вещь искусно сделана, то на ней не должно быть ни единой задорины, т. е. задранного дерева, поверхность отполирована гладко. Вот и стали говорить без сучка и без задоринки.

Фразеологизмы книжные, разговорные, просторечные Внести свою лепту, щекотливое поло-жение, гусь лапчатый... Русская фразеология предоставляет нам широкие возможности для выбора разнообразных по стилистической окраске речевых средств. Как и слова, фразеологизмы могут принадлежать к книжным стилям; например, публицисты используют выражения прямой эфир, силовые структуры, бархатная революция; в официально-деловой речи закрепились сочетания минимальная зарплата, потребительская корзина, давать показания; есть фразеологизмы, представляющие собой научные Термины: периодическая система, удельный вес, центр тяжести. От книжной фразеологии резко отличается разговорная: без году неделя, во всю ивановскую, водой не разольешь. Она используется в разговорном стиле, придавая речи образность, живость.. В отличие от таких разговорных фразеологизмов просторечные звучат грубо: драть глотку, чесать языком, задирать нос. Если кто-нибудь такие выражения употребит в речи, обращаясь к вам, вы, конечно, обидитесь и задумаетесь: чем вы не угодили своему собеседнику? Используя фразеологизмы, имеющие различную стилистическую окра-ску, мы даем оценку людям, событиям, идеям, а она может быть положительной и отрицательной. Поэтому в речи и употребляются фразеологизмы, отражающие наше доброе отношение или негативную оценку того или иного факта. Составители фразеологических словарей дают стилистические пометы к фразеологизмам, выделяя, Например, шутливые: заливаться соловьем, до свадьбы заживет, детишкам на молочишко; иронические: носить воду решетом, знаем мы вас, кладезь премудрости; неодобрительные: бесструнная балалайка, лезть в бутылку; пренебрежительные: канцелярская крыса, шишка на ровном месте; презрительные: ни кожи ни рожи, крапивное семя; бранные: олух царя небесного, чертова перечница и некоторые другие. Вот как много стилистических оттенков таят в себе русские фразеологизмы! Об этом нельзя забывать, если мы хотим использовать фразеологические богатства родного языка. Писатели, конечно, умеют украсить свою речь такими образными выражениями, учитывая их стилистическое звучание. Так, А. П. Чехов шутя замечает в письме: «Кстати, где-то около Луги профессор Манассеин нанял себе дачу. Будем приглашать его на консилиум, преклоняясь перед бездною его премудрости». Ирония писателя в отношении коллеги-врача выражена тонко, но вполне определенно. Неодобрительная характеристика одного из персонажей А. Н. Островского проявляется в такой реплике (говорит Филицата): «Какой он богатый, какой знаменитый?.. Бесструнная балалайка — никакого толку и не жди...» («Правда хорошо, а счастье лучше»). А раздражение, даже зло сквозит в вы-сказывании сварливой старой женщины в таких словах: «Тебя небось Емельяниха и к подруге не отпустит, чтобы не попрекнуть. Знаю я ее, чертову перечницу!» (Н. Телешов). Публицисты также охотно пересыпают свои репортажи яркими фразеологизмами. Например: «Сунулся я в кассу за билетами. В любое место нашей необъятной родины билетов — хоть пруд пруди, а до Новозыбкова — будто специально — хоть шаром покати». Эмоционально ярких, экспрессивных фразеологизмов в русском языке множество. Но есть и нейтральные, которые можно употребить в любом стиле речи — и в высоком, и в сниженном, и в книжном, и в разговорном. Таких, конечно, значительно меньше, чем стилистически окрашенных, но мы их используем постоянно: друг друга (узнали), время от времени (отдыхаю), сдержал слово, закомпостировал билет, не имеет значения, Новый год и т. д.

Синонимия фразеологизмов Одним миром мазаны, два сапога пара, одного поля ягоды... Фразеологизмы, подобно словам, создают синонимические ряды, в которых могут быть и отдельные слова, например: петь дифирамбы, курить фимиам, превозносить до небес, возводить на пьедестал, поднимать на щит, петь панегирик, делать икону (из кого), хвалить, восхвалять, прославлять, славословить и т. д. Богатство лексических и фразеологических синонимов создает огромные выразительные возможности языка. фразеологические синонимы могут частично совпадать по составу, но иметь в основе разные образы (задать баню — задать перцу, гонять лодыря — гонять собак, повесить голову — повесить нос). Несмотря на внешнее сходство, такие фразеологизмы могут отличаться стилистической окраской. Например: игра не стоит свеч — книжный фразеологизм, а овчинка выделки не стоит — разговорный. Нельзя считать синонимичными фразеологизмы, которые сходны в значениях, но отличаются сочетаемостью и употребляются в разных контекстах. Например, выражения с три короба и куры не клюют, хотя и означают «много», но в речи используются по-разному: первое сочетается со словами наговорить, наобещать, наболтать, а второе относится только к деньгам. Фразеологические синонимы иногда совпадают в значениях (тертый калач — стреляный воробей), но чаще они имеют небольшие смысловые отличия, например: за три девять земель означает «очень далеко», а куда Макар телят не гонял — это «в самых отдаленных, глухих местах». Большинство фразеологических синонимов стилистически неравноценны: (спит) как убитый, без задних ног — разговорные, а сном праведника — книжный; песенка спета — разговорный, звезда закатилась — книжный. Иногда фразеологические синонимы отличаются степенью интенсивности действия. Например: лить слезь, обливаться слезами, утопать в слезах, выплакать все глаза — каждый последующий синоним передает более сильное проявление действия. Богатая лексическая и фразеологическая синонимия позволяет писателям из множества сходных выражений выбирать наиболее точные. Например, А. П. Чехов в рассказе «Налим» использовал такие синонимы: исчез, куда-то провалился, поминай как звали, и след простыл, только его и видели, без слова тягу дал, как в воду канул. В художественной и публицистической речи возможно употребление лексических и фразеологических синонимов одновременно (Венеция меня очаровала, свела с ума. А. П. Чехов). При этом нанизывание синонимов часто выполняет уточняющую функцию (О Курапаткине отзывались хорошо. Он импонировал. Говорили только, что он связан по рукам и ногам, что у него нет свободы действий. — В. В. Вересаев) В иных случаях употребление фразеологических синонимов (которые могут сочетаться и с лексическими) создает градацию (сломать, разбить вдребезги, стереть с лица земли...). Особый прием параллельного использования в тексте нескольких синонимов-фразеологизмов, соединение в одно целое фразеологизмов, у которых есть общий член (Вы хотите посвятить себя всецело сцене — это хорошо, и стоит тут овчинка выделки и игра свеч, но... хватит ли у вас сил? — А. П. Чехов).

Задание.К данным фразеологизмам подберите синонимы. 1. Брать с потолка. 2. Как сквозь землю провалиться. З. Сбить с толку. 4. С три короба. 5. Молоть языком. 6. Вавилонское столпотворение. 7. Гол как сокол 8. Взять в руки. 9. Не помнить себя от радости. 10. Быть в ответе.

Задание.Из данных фразеологизмов постройте синонимические ряды. Вверх дном, ветром подбитый, во всяком случае, вольная птица, в первую очередь, в поте лица, выйти в люди, бог знает где, не за горами, на краю света, рукой подать, наводить тень на плетень, за тридевять земель, пойти в гору, напускать туману, засучив рукава, мутить воду, первым делом, вольный казак, по крайней мере, вверх ногами, переливать из пустого в порожнее, шиворот-навыворот, на рыбьем меху, как бы то ни было, вверх тормашками, первым долгом, не покладая рук, пробить себе дорогу, не разгибая спины, в первую голову, далеко пойти.

Антонимия фразеологизмов Светлая головушка. Голова садовая. Существующие в мире противоречия, контрасты находят отражение и в противопоставлении фразеологизмов. Их антонимические отношения поддерживаются и антонимическими отношениями их лексических синонимов: светлая головушка — умный, голова садовая — глупый. А поскольку у антонимов есть синонимы, то и противопоставления такие не единичны: семи пядей во лбу — без царя в голове, с головой — голова соломой набита, голова на плечах — пороха не выдумает. Нередко антонимические фразеологизмы частично совпадают но составу, но имеют компоненты, противоположные по смыслу: с легким сердцем — с тяжелым сердцем, не из трусливого десятка — не из храброго десятка. В наших примерах эти компоненты являются антонимами (легкий — тяжелый, трусливый — храбрый), но они могут получать противоположный смысл во фразеологизмах: повернуться лицом -повернуться спиной. Антонимические отношения во фразеологии развиты меньше, чем синонимические, поэтому не так-то часто можно встретить в художественных текстах стилистическое использование фразеологических антонимов. Обычно они привлекают остроумных авторов, строящих каламбуры на использовании таких антонимов, у которых есть общие компоненты. Например: В новом году государственный бюджет планируется так, чтобы поставить на ноги нашу экономику. Может, такой бюджет и сумеет поставить на ноги экономику, но неимущих, пенсионеров он окончательно собьет с ног; Привозили к нам в санаторий на поправку этих детей — больно было смотреть на них: ни кровинки в лице. А теперь мы расстаемся с ними и видим, как поправились ребята, — кровь с молоком, щеки округлились. В иных случаях антонимические фразеологизмы используются для отражения контраст наряду с лексическими, что расширяет их выразительные возможности. Например: Не смогут возродить этот край американские «миротворцы», если после их вторжения стерты с лица земли очаги сопротивления, а от некоторых городов не осталось камня на камне.

Задание. Постройте антонимические пары из данных фразеологизмов. Сердце кровью обливается, распускать нюни, сбиться с пути, от сердца отлегло, взять себя в руки, слово в слово, найти верный путь, с пятого на десятое, врезаться в память, двух слов связать не может, яблоку негде упасть, язык хорошо подвешен, как сельдей в бочке, врезаться в память, спустя рукава, вылетело из головы, засучив рукава, забубённая голова, лясы точить, тише воды ниже травы, в рот воды набрать.

Многозначность фразеологизмов Какой вы господин? Вы, сударь, просто мокрая курица. Сидите себе сиднем целый божий день. И. С. Тургенев Я ехал к другу мокрой курицей, чувствуя, что я не чиновник. Н. Г. Помяловский В первом примере фразеологизм мокрая курица означает «без-вольный, бесхарактерный человек, размазня», а во втором — чело-век, имеющий жалкий вид, подавленный, расстроенный чем-то. Таким образом, фразеологизм выступает в разных значениях. Что вы имеете в виду, когда говорите: Не валяй дурака? Ведь фразеологизм валять дурака может определять разное поведение: 1) баловаться, дурачиться; 2) ничего не делать; З) делать глупости, вести себя неправильно. Поэтому, чтобы Вас поняли, нужно учесть ситуацию, а в письменной речи такой фразеологизм требует более широкого контекста, который уточнит значение Высказывания. Многозначность во фразеологии не такое уж частое явление, большинство фразеологизмов имеет одно значение. Например: витать в облаках — предаваться бесплодным мечтам; на первый взгляд — по первому впечатлению; ставить в тупик — приводить в крайне затруднительное положение. Но есть и многозначные фразеологизмы. Например, выражение сойти с ума имеет такие значения: 1) лишиться рассудка (Васин сошел с ума... Пусть назначат медицинское обследование его умственных способностей. — С. Н. Сергеев-Ценский); 2) сильно беспокоиться, тревожиться (Когда я не вижу тебя, схожу с ума от тревоги. — А. Н. Толстой); З) очень интересоваться, увлекаться чем либо или кем-либо (Французы теперь с ума сошли на Берлиозе и от каждой нотки приходят в неистовый энтузиазм. — П. И. Чайковский); 4) делать глупости, поступать неразумно (— Едешь? Куда? Зачем? — В театр, в актрисы. — Что ты, опомнись, с ума ты сошла! — А. Н. Островский); 5) восклицание, выражающее удивление, восхищение (— Ты знаешь, у нас новость: наша дочь выходит замуж. — С ума сойти! А она все еще кажется мне ребенком).

Задание.Покажите многозначность данных фразеологизмов, придумав с ними предложения (см. приложение). 1. Прийти на ум. 2. Принимать близко к сердцу. З. Поставить крест. 4. Терять голову. 5. В один голос. 6. Играть роль. П р и л о ж е н и е. Данные фразеологизмы могут выступать в значениях: 1. Прийти на ум — а) возникнуть, появиться в сознании; б) хотеть, намереваться что-либо сделать. 2. Принимать близко к сердцу — а) сильно переживать что-либо; б) относиться к чему-либо с большой заинтересованностью. З. Поставить крест — а) перестать надеяться на что-либо; б) потерять надежду исправить кого-либо, совсем отказаться от него. 4. Терять голову — а) попав в затруднительное положение, растеряться; б) добившись успехов, много думать о себе. 5. В один голос — а) одновременно (говорить, отвечать); б) единодушно, единогласно. 6. Играть роль — а) иметь то или иное значение; б) иметь огромное Значение, сильно влиять, воздействовать на что-либо; в) притворяться, прикидываться кем-либо, изображать из себя кого-либо или что-либо.

Омонимия фразеологизмов Чтоб утешить бедного Савельича, я дал ему слово впредь без его согласия не располагать ни одною копейкою. А. С. Пушкин Председатель дал слово Иванову, и он выступил перед собранием с такой речью...

В наших примерах фразеологизмы не имеют ничего общего в значениях, хотя и совпадают по составу. В таких же омонимических отношениях находятся и фразеологизмы брать слово — по собственной инициативе выступать перед слушателями и брать слово (с кого-либо) —получать от кого-либо обещание, клятвенное уверение в чем-либо:Провожая друга на фронт, Оля взяла с него слово, что он вернется к ней живым и они поженятся. Омонимические фразеологизмы появляются в результате образного переосмысления одного и того же понятия, когда за основу берутся его разные признаки. Например, фразеологизм пускать (красного) петуха в значении «устраивать пожар, поджигать что-либо» восходит к образу огненно-рыжего петуха, напоминающего по цвету пламя; фразеологизм же пускать (давать) петуха в значении «издавать пискливые звуки» создан на основе сходства звучания голоса певца, сорвавшегося на высокой ноте, с «пением» петуха. Такая омонимия возникает из-за случайного совпадения компонентов, образовавших фразеологические обороты. В иных случаях фразеологические омонимы являются следствием окончательного разрыва значений многозначных фразеологизмов. Например, образное значение фразеологизма ходить на цыпочках — «ходить на кончиках пальцев ног» — послужило основой для появления его омонима ходить на цыпочках — «заискивать, всячески угождать кому-нибудь». Фразеологизмы могут иметь соответствия среди свободных словосочетаний. Например, прикусить язык может употребляться как сочетание слов, имеющих свободные значения (Я хотел было вести разговор с моим ямщиком, но... меня подбросило, и я прикусил язык. — Н. А. Добролюбов), а в иных случаях это выражение выступает как фразеологизм со значением «замолчать, воздержаться от высказывания» (Тут Иван Игнатьич заметил, что проговорился, и закусил язык. — А. С. Пушкин). В таких случаях говорят о «внешней» омонимии — свободное словосочетание совпадает с фразеологизмом. Фразеологическая омонимия, как и лексическая, не таит в себе особой угрозы искажения смысла речи. Контекст обычно подсказывает, как следует понимать то или иное выражение — как фразеологизм или как свободное сочетание слов. Например: Тяжелая и сильная рыба бросилась на берег. Я начал выводить ее на чистую воду (К. Паустовский). Здесь никто не станет придавать метафорическое значение словам, которые в составе фразеологизма означают «разоблачить». Сравните предложение из повести Д. Павловой «Совесть»: Я докажу, что ты жулик, я тебя выведу на чистую воду! Внешняя омонимия фразеологизмов и свободных словосочетаний дает материал для шуток юмористам. Задание. Оцените шутки, в основе которых — внешняя омонимия фразеологизмов. Придумайте предложения с данными фразеологизмами, употребляя их в переносном значении, закрепленном за ними в языке. 1. Пожарные работали с огоньком и быстро добились успеха: памятник архитектуры сильно не пострадал. 2. Все надеялись, что из парня выйдет толк, и вот толк весь вышел, осталась одна бестолковщина. 3. Радио будит мысль даже в те часы, когда очень хочется спать. 4. Пьеса наделала много шуму, потому что герои постоянно стреляли. 5. Жизнь бьет ключом, и все по голове... 6. Не закапывайте свой талант в землю: не загрязняйте окружающую среду! 7. Беда никогда не приходит одна, и его роман вышел в двух частях. 8. Попал в переплет, но утешился, прочитав свое имя на обложке.


Когда фразеологизмы не следует употреблять

Отдохнув и подкрепившись, туристы спели свою лебединую песню... Не пугайтесь, с туристами ничего не случится, они благопо-лучно вернутся из похода. А слово лебединая здесь означает «любимая». Но так, конечно, говорить нельзя, потому что у фразеологизма есть только одно образное значение. В данном случае оно связано с легендой о том, ЧТО лебедь поет свою единственную песню, погибая, так что лебединая песня — значит прощальная, последняя. Фразеологизмы надо понимать в переносном смысле: намылить шею — наказать, сидеть на шее — быть на иждивении у кого-то (быть в тягость кому-то) и т. д. Если у фразеологизмов есть внешние омонимы, то из контекста должно быть ясно, что имеется в виду. Например: Надо малышу хорошенько намылить шею, чтобы смыть всю грязь. Из-за неправильного понимания фразеологизмов могут возникнуть комические ситуации. Так, К. И. Чуковский в книге «От двух до пяти» рассказал смешную историю. Маленькая девочка, которую родители взяли с собой в гости, смотрела, смотрела на хозяина дома и вдруг спросила: «А почему дядя Вася сидит на стуле, мама же говорила, что он сидит на шее у тети Лены?» В этом случае фразеологизм утратил свое образное значение: девочка поняла это выражение буквально. Такую же ошибку допустила и ученица, которая написала в сочинении: Помещица Ларина сама брила лбы своим крестьянам, употребив фразеологизм в значении «стригла наголо», в то время как это выражение означало «отдавать в рекруты», т. е. посылать крестьян на военную службу (а она в те времена была очень долгой и тяжелой). Задание. Объясните, в чем заключаются ошибки при употреблении фразеологизмов в следующих предложениях. 1. Бандиты связали солдата по рукам и ногам и бросили в подвал. 2. Приступая к работе на станции, размещенной на дрейфующей льдине, люди вначале еще не чувствовали почвы под ногами. 3. На этой замечательной выставке цветов хочется поблагодарить ее устроителей: они смогли организовать прекрасное путешествие в мир иной, где отдыхаешь душой. 4. Победителей лыжных соревнований наградили ценными подарками, а занявшим второе место дали по шапке. 5. На празднике «Последнего звонка» Виктор сказал: «Мы сегодня собрались, чтобы проводить в последний путь своих старших товарищей». 6. Изящно и просто фигуристы решили эту тяжелейшую проблему и поставили на ней крест. 7. У этих «заботливых» родителей дети спят на каких-то прокрустовых ложах.8. Жизнь у героини не из легких, а теперь еще болезни... Но она всегда находила силы встать на ноги. 9. Когда ученики ставили преподавателя в тупик, он ста-вили их в угол.

Искажение значения фразеологизмов Я согласился с Николаем, скрипя сердцем. Искажение фразеологизмов происходит от непонимания их значения. Разве можно скрипеть сердцем? Нет, образное выражение скрепя сердце означает «сделать усилие над собой» (сделать сердце крепким, сильным). В русском языке есть много фразеологизмов, в которых используется слово сердце: положа руку на сердце, от сердца отлегло, с замиранием сердца, сердце кровью обливается, — их значение понятно. Но есть и такие выражения, в которых слово сердце выступает а другом значении: в сердцах, сорвать сердце, с сердцем (т. е. с раздражением). Смысл таких выражений станет ясен, если учесть, что в старину слово сердце употреблялось и в значении гнев, злоба (отсюда сердитый, серчать). Поэтому фразеологизм сердце горит (на кого-то) означает, что кто-то вызывает у вас гнев. Так что нельзя признать правильным такое высказывание: Я обожаю мою маленькую сестренку, у меня к ней сердце горит — так я ее люблю. Нередко в речи употребляют фразеологизмы неправильно, потому что не понимают их компонентов. Например, говорят: Хоть кол на голове чеши (а надо: теши — от глагола тесать); Довел меня до белого колена (выражение взято у мастеров, которые работали с железом: накаляли его, и сначала оно становилось красным, а потом — белым. Довести до белого каления было непросто!). Часто искажают фразеологизм пока суд за дело, заменяя второе слово — суть. Но при чем же здесь существительное суть, если смысл выражения связан с ведением судебного разбирательства? Разъяснить этот фразеологизм совсем нетрудно: пока при расследовании преступления суд разберется в случившемся, пока на виновного заводится дело, пройдет немало времени и многое может измениться.

Задание.Исправьте ошибки при употреблении фразеологизмов в следующих предложениях. 1. Ко всему, что случилось, добавилось еще одно усугубляющее обстоятельство. 2. Успехи этого ученика желают много лучшего. 3. Это дело гроша выеденного не стоит. 4. Зная об этих безобразиях, стражи правопорядка часто смотрят на мошенников спустя рукава. 5. Пора нам уже расставить точки на и.

Контаминация фразеологизмов Слово не воробей, не вырубишь топором... Иногда мы неправильно соединяем части фразеологизмов и получается то, что вышло в нашем примере: воробья... зарубить топором? Произошла контаминация (т. е. переплетение, смещение) двух фразеологизмов — Слово не воробей, вылетит — не поймаешь и Что написано пером, не вырубишь топором. В результате контаминации элементов разных фразеологизмов возникают смешные ошибки: тертый воробей и стреляный калач, рассыпался как мыльный пузырь и лопнул как карточньй домик, чем дальше в лес, тем больше щепки летят и лес рубят — больше дров, не все коту похмелье и в чужом пиру масленица. Правда, иногда юмористы сознательно изменяют устойчивые выражения, придавая им новое значение. Например: Ученье — свет, а неученых — тьма. Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным (а народ придумал пословицу Лучше быть бедным и здоровым, чем богатым и больным). Однако в ученических работах подобные случаи контаминации фразеологизмов случаются по вине пишущих: Жизнь поставила перед Татьяной неразрешимый тупик (неразрешимый вопрос, зайти в тупик); Не последнее слово в избирательной кампании будут играть и сами избиратели (не последнее слово скажут — не последнюю роль будут играть).

Задание. Вспомните данные пословицы, восстановив их полную форму. Без труда... Что посеешь... Дружба дружбой, а... Волков бояться... Ученье — свет... У кого что болит... После драки... Снявши голову... Куй железо... Яблоко от яблони... На чужой роток... В тихом омуте... Семь раз отмерь... На вкус и цвет... Как аукнется... Тише едешь... Не плюй в колодец... Одна голова хорошо...

Цитируйте фразеологизмы точно Не мудрствуя долго, догадайся, кто из них прячет топор за пазухой... В этом «совете» допущено две ошибки при употреблении фразеологизмов: в первом случае заменен один компонент (вместо лукаво — долго), во втором — два, что исказило и образное значение выражения держать камень за пазухой (а не прятать топор!). Конечно, столь невнимательное отношение к устойчивым выражениям не только не украсит фразу, но и отразит низкую речевую культуру говорящего. Фразеологизмы надо цитировать точно, потому что главная отличительная особенность фразеологических выражений — их воспроизводимость: они не создаются в процессе речи (как обычные словосочетания), а используются такими, какими закрепились в языке. В свободных словосочетаниях можно одно слово заменить другим, если оно подходит по смыслу (ср.: читать книгу, просматриваю книгу, изучаю книгу; читаю роман, читаю повесть, читаю сценарий). Фразеологизмы такой замены не допускают. Например, принято говорить потупил голову (взгляд), но нельзя сказать «потупил руку», «потупил ногу»; вместо фразеологизма раскинуть (пораскинуть) мозгами не скажешь «разбросить мозгами» или «раскинуть головой. Неточное воспроизведение фразеологизмов проявляется по-разному. Встречается расширение состава фразеологизма. Писатель идет в одну ногу со временем. Главным гвоздем программы на этом вечере было выступление фокусника. Добавление слова часто оборачивается речевой избыточностью, в нашем втором примере слово главный стало причиной плеоназма, так как гвоздь программы — это и есть что-то главное. Недопустимо и сокращение состава фразеологизма — пропуск слов. Например: Успехи этого ученика желают лучшего (вместо оставляют желать лучшего); Вся эта затея и гроша не стоит (вместо и гроша ломаного не сто-ит). Как видим, потеря одного слова в составе фразеологизма меняет смысл высказывания или делает его вообще бессмысленным (как в первом примере). Нельзя заменять слова в составе фразеологизмов. Замена компонентов приводит к неуместному комизму: Ребята узнали этого старого матерчатого волка (вместо матерого); Организаторы экскурсии сами же ее и испортили, плюхнув в ведро меда каплю дегтя (добавив в бочку меда ложку дегтя). Некоторые считают, что замена того или иного слова во фразеологизме синонимом не такой уж большой грех, и говорят: Учитель по душам толковал со мной; Я еле-еле успел убрать ноги из этого страшного места (в первом случае надо было употребить слово говорил, во втором — унес). По ошибке вместо нужных слов вставляют во фразеологизм их паронимы: Он вошел в себя (надо: ушел); Это слово случайно вырвалось у него с языка (сорвалось). Особенно смешные ошибки возникают в тех случаях, когда в ярком, образном фразеологизме какое-то слово заменяется иным. Например: Мой друг в кабинете директора выглядел ощипанной курицей (почему не мокрой?), а ведь он был не из робкой десятки. В последнем словосочетании этого предложения тоже ошибка — здесь надо было сказать: не робкого десятка. Замена грамматической формы слов в составе фразеологизмов так же недопустима, как и замена компонентов. А такие ошибки МОЖНО встретить даже у журналистов. Например: Остается тайной, как такую махину могли воздвигнуть четыре человека, пусть даже семи пядей во лбах и косых саженей в плечах. В иных случаях новая грамматическая форма того или иного слова в составе фразеологического сочетания влияет на смысловую сторону речи. Так, употребление глагола несовершенного вида настоящего времени вместо глагола совершенного вида прошедшего времени делает высказывание нелогичным: Более двадцати лет переступает порог завода ветеран. Фразеологизм переступить порог употребляется лишь в значении «совершить какой-либо важный поступок» и исключает многократное повторение действия, поэтому возможно употребление глагола только в форме совершенного вида; замена же видовой формы приводит к абсурду. В составе фразеологизмов нельзя также допускать искажения предлогов: Он никогда не думал, что эти слова сбудутся в его судьбе с полной мерой (вместо: в полной мере). Такое небрежное обращёние с предлогами и надежными формами делает речь безграмотной. Однако некоторым фразеологизмам поистине «не везет» — в них то и дело заменяют предлоги: ставить точки на и; семи пядей на лбу; Михаил под скорую руку оделся и поспешил на вызов, скатерть ему на дорогу; в голове идет кругом. При употреблении фразеологизмов иногда их метафорический смысл «не вписывается» в предложение. Например, об охотничьей собаке хозяин говорит: Уж эта не придет с пустыми руками! (но разве у собаки есть руки?). А писатель-фантаст, рисуя марсиан со щупальцами вместо рук, пишет: Инопланетянин взял себя в руки. Смешно, не правда ли? В таких случаях комизм возникает из-за нарушения единства образ- ной системы фразеологизма и контекста. Например: Оратор говорил громким и визгливым голосом, как иерихонская труба. Получается, что иерихонская труба говорит и даже имеет визгливый голос. Слова, окружающие фразеологизм, обычно вовлекаются в образный контекст. Поэтому недопустимо их употребление в переносном значении, при котором учитывается образность связанных с ними фразеологизмов. Например, неправильно построена фраза: Решение собрания гласит черным по белому (черным по белому можно только писать); Тяжелый жизненный путь выпал на долю этой мужественной женщины (путь не выпадает, его проходят или избирают). В таких случаях неудачное употребление глаголов «подрывает» образность фразеологических выражений. Задание.Укажите ошибки при употреблении фразеологизмов в приведенных ниже предложениях, исправьте их. 1. Воронцов организовал театр в Андреевском на более широкую ногу. 2. Необходимо уделять самое серьезное значение подготовке к тестированию. 3. В самостоятельной работе учащихся большое внимание придается изучению дополнительной литературы. 4. В нескольких шагах от себя я заметил знакомый дом, который я отлично знаю как свои пять пальцев. 5. Слова Феди были встречены громким гомерическим хохотом. 6. На эти нарушения руководители часто смотрят с закрытыми глазами. 7. Я буду говорить с вами откровенно, так как здесь собрался узкий круг ограниченных людей. 8. В этой горной местности авиаторы на своих крыльях всегда вовремя приходят на помощь.