Вики-статья учащихся по проекту Образ Бабы Яги в русских сказках

Материал из Saratov FIO Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Тема работы

Портрет Бабы Яги.

Состав группы

  • Непершина Катя
  • Стрижкова Диана
  • Судаков Илья

Цель работы

Проследить эволюцию образа Бабы Яги на примере русских народных сказок, определить роль Бабы Яги в судьбе сказочного героя.

Руководитель проекта

Киреева Галина Владимировна

Найденная информация

Её древние глаза глубоки и велики, как у страха. И характер не мягкий, нет. Он твёрд. Только пожух от времени и сделался дряблым. У нее мучнистое лицо и витиеватое тело, но - такая харизма, что многие не могут сдержаться и, глядя на неё, восклицают снова и снова: - Ах, какая женщина! Красавица!

На плече её спит говорящий ворон. Никто не помнит, чтобы он не спал. Но все знают, что он не простой, а говорящий. И все боятся услышать его голос. В руке её - прекрасная аристократическая чёрная трость. Некоторые неосмотрительно называют сию трость клюкой. Очевидно, что они никогда не видели этой женщины, иначе сразу бы догадались, что подобные особы могут носить только особенные вещи.
Одевается она - как попало, но попадает всякий раз изумительно хорошо. Ничего не поделаешь – харизма. При её появлении встают даже откровенные мужланы, а дамы делают книксен. Она имела тысячи имён. Один поэт даже называл её Пакариллой. Наверное, от того, что страх и восторг перед неведомым покоряют людские сердца задолго до её появления. Пакарилла! Неграмотный какой, надо бы через «о» писать первый и второй слоги, но ему так вот больше нравится. Ладно, он автор, ему решать. А ей всё равно.

Она вечна. Это сейчас она стара, но захочет помолодеть – помолодеет мгновенно. И тогда – пропал любой добрый молодец! И недобрый – тоже пропал. Кто только за ней ни волокся! И-и-и-и… вспомнить страшно. Но нет ей ровни! И не может быть – богиня! Взрослые, рассказывая о ней детям, называют её Бабой Ягой. Но это не имя, а должность. Да, по работе она – баба яга, а имени её не может знать никто, кроме мудрого говорящего ворона, который спит. И пусть спит, ибо в тот час и миг, когда он заговорит, случится нечто необратимое. "Итак, яга снабжена всеми признаками материнства. Но вместе с тем она не знает брачной жизни. Она всегда старуха, причем старуха безмужняя. Яга — мать не людей, она мать и хозяйка зверей, притом зверей лесных. Яга представляет стадию, когда плодородие мыслилось через женщину без участия мужчин. Гипертрофия материнских органов не соответствует никаким супружеским функциям. Она уже только мать, но не супруга ни в настоящем, ни в прошлом" /Вл. Пропп, стр.75/. И далее Пропп пишет: "Правда, в сказке она нигде не названа матерью зверей. Зато она имеет над ними неограниченную власть". Приведя несколько примеров такой власти яги над зверями, Пропп делает весьма и весьма важный для нас с вами вывод: "Мы должны признать здесь следы чрезвычайно древних общественных отношений. Мать есть вместе с тем властительница. С падением матриархата женщина лишается власти, остается только материнство как одна из общественных функций. Но с женщиной — матерью-властительницей — в мифе дело происходит иначе: она теряет материнство, сохраняет только атрибуты материнства и сохраняет власть над животными, так как вся жизнь охотника зависит от животного, она сохраняет власть и над жизнью и смертью человека"./там же, стр.16/.

Богиня простого матриархата — это хтоническая богиня как персонификация самой земли. Она живет в ущельях, пещерах, вулканах или просто везде под землей. Она выносит жизнь из глубины на землю и утягивает ее к себе вниз. Богиня земли считается "матерью" всех живущих, все женщины — ее "дочери", все мужчины — ее "сыновья".[5]

Значит, сначала она жила еще не в избушке, а "везде под землей". Затем образ этой богини начинает развиваться, и единая хтоническая /т.е. земляная, — помните, "черная да страшная"?/ богиня приобретает совершенно удивительные, противоречивые черты характера.

Не учитывая этой особенности древней богини, мы очень, очень многого в сказках просто не поймем. Поэтому давайте хоть чуть-чуть углубимся в область теа-логии /науки о богине, в отличие от теологии, изучающей бога/.

Если вы еще помните, с самого начала мы все никак не могли понять, почему она, такая некрасивая, страшная, как чудовище, оказывает героям помощь, но она же и грозит им, и иногда, как показывают атрибуты некоторых сказок /например, в сказке "Марья Моревна" — забор вокруг ее дома, на котором головы отрубленные красуются/, приводит эти угрозы в исполнение /правда, с нашими героями этого никогда не случается! К этому мы еще вернемся/. Яга — чрезвычайно сложный характер, она не менее амбивалентна, чем герои Достоевского, злодеи, оказывающиеся зачастую прекрасными людьми... Вот как об этой трудности пишет Пропп: "Яга — очень трудный для анализа персонаж. Ее образ слагается из ряда деталей. Эти детали, сложенные вместе из разных сказок, иногда не соответствуют друг другу, не совмещаются, не сливаются в единый образ. В основном сказка знает три разные формы яги. Она знает, например, ягу-дарительницу, к которой приходит герой. Она его выспрашивает, от нее он /или героиня/ получает коня, богатые дары и т.д. Иной тип — яга-похитительница. Она похищает детей и пытается их изжарить, после чего следует бегство и спасение. Наконец, сказка знает еще ягу-воительницу. Она прилетает к героям в избушку, вырезает у них из спины ремень и пр. Каждый из этих типов имеет свои специфические черты, но кроме того, есть черты, общие для всех типов". То, как Пропп справляется с этой трудностью, вкратце можно пересказать так: сказки — это таинственные религиозные рассказы о когда-то существовавших обрядах, и прежде всего об обряде посвящения. /В этом с ним согласна и Абендрот: сказки для нее — это зашифрованные в (целях конспирации, во враждебном окружении) мифы, передающие нам религиозную весть древних времен/. / Стр.34/. Обряд посвящения являет собой ряд испытаний, через которые должны были проходить все мальчики племени. Этот обряд представлял собой символическое прохождение через царство мертвых, обладавших, как тогда верили, особой силой, волшебной, магической способностью. Для прохождения этого обряда строили особые сооружения, вроде шалашей в форме священного /тотемного/ животного. Когда в "пасть" этого животного вбрасывали героя, он как бы /символически/ попадал в царство мертвых и получал там волшебную силу. Таинственный лес — это, по Проппу, символ загробного мира. Избушка на курьих ножках — это такое культовое сооружение, с целью прохождения обряда построенное. Живет в нем существо /яга/, которая сторожит вход в царство мертвых. Сама она то ли мертвая /"костяная нога", а у других народов, как пишет Пропп, ноги у сходных персонажей и похуже выглядели!/, то ли имеет какое — то отношение к смерти, то есть к загробному миру, где таятся все чудеса и волшебные подарки...

На остальные вопросы ответ найдем у Абендрот: три "формы" яги, замеченные Проппом, — это три ипостаси великой богини. Костяную ногу яги Абендрот, правда, не упоминает, зато из ее теории вполне ясно, почему яга страшная, черная и такую некрасивую ногу имеет: она — не мертвец, как решил Пропп /и некоторые другие ученые/, а "богиня смерти как Старая Женщина, которая уничтожает всю жизнь в подземной бездне и одновременно заставляет ее вновь восставать из глубины. Она — загадочное божество вечного захода и вечного восхода; она определяет астрономическое циклы /заход и восход звезд/ и тем самым циклы, по которым развивается растительный мир и человеческая жизнь, поэтому она — госпожа космического порядка и само воплощение вечной мудрости". Вот почему она знала, как помочь Марьюшке в ее беде, и как справиться с горем Ивану-царевичу! Богиня смерти и есть богиня мудрости, магических искусств, врачевания, а также и других наук, вроде астрономии. Но, мало того: "Все три ипостаси /т.е. "светлая, юная атмосферная богиня-дева", богиня любви и плодородия и богиня смерти/ вместе представляют собой только одно, единое божество, их невозможно вполне отделить друг от друга. Это — великая богиня матриархата, первая троица" /Абендрот, стр. 17,20/

Три формы яги, — как их называет Пропп, — вполне соответствуют трем ипостасям богини, указанным Абендрот: богиня смерти — это "похитительница", богиня плодородия и любви — "дарительница", а богиня-дева — это "воительница" /т.е. именно она проводит испытания мальчиков, которые они должны пройти, чтоб получить волшебную силу/. Вот как можно объяснить такой сложный характер нашей бабки — ежки: она всего-навсего "едина в трех лицах"!

Итак, и добры молодцы, и красны девицы шли не просто к вредной старушонке, забравшейся в дебри леса, не просто к жуткому чудовищу, — они шли к самой богине, родившей всю жизнь на земле. В крайней нужде они обращались именно к ней, — совсем как те из нас, которые, попав в беду, начинают богу молиться.

Вывод

Используемые источники информации

портрет бабы яги

портрет яги