Ахмедова Юлия Ильхамовна 8 «А» класс, МОУ-СОШ р.п. Турки Саратовская область

Материал из Saratov FIO Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Тема: «Если бы я был министром образования»


Я очень люблю школу… Произнесла эти слова и сама удивилась. Почему? Да потому, что, наверное, странно из уст подростка слышать такие откровения. Но, поверьте, я не лукавлю. Это очень просто объяснить. Просто потому, что школа для меня - это не казенное учреждение, где «маленькие детки» проводят лучшие свои годы в упорном и непосильном труде, в то время как вокруг так много дел, приносящих удовольствие. Школя для меня - это место, где я научилась брать планку, где я поняла законы жизни: хочешь получить результат - потрудись, это дом, в котором я нашла себе единомышленников, друзей, где, к удивлению многих, работают и (так и просится другое слово) «живут» чужие тети и дяди, умеющие радоваться успехам чужих детей и подставлять им свои ладошки. Школа для меня - это обитель, куда с радостью, а иногда с тревогой иду я каждое утро, чтобы узнать неузнанное, понять непознанное и услышать в очередной раз о себе слова: «Юля, я тобой сегодня очень довольна.» Что? Скажете, это говорит во мне тщеславный человечек. Ну и пусть! Ведь только я одна знаю, чего стоила мне эта похвала. Ну, так о чем же это я? А! Все началось с того, что я сказала вслух фразу: «Я очень люблю школу.» Сказала и поняла, почему это мне вдруг ни с того ни с сего захотелось попробовать себя в роли министра образования. Подросткам свойственно мечтать и видеть себя в роли кинодив, моделей, успешных бизнесменов. А вот пиджак министра как-то неловко сидит, ну да не впервой рисковать. Попробую быть серьезной. Если серьезно, то даже мне, четырнадцатилетней школьнице, многое видится и многое не нравится в нашей системе образования. И если бы не во сне, а наяву очутиться в кресле министра, то я постаралась бы исправить ошибки взрослых, и очень надеюсь, что они не отмахнулись бы от содеянного мною расхожей фразой «Мало каши ела», а разглядели бы во всем этом здравое зерно, ведь сказал же кто-то и другие слова: «Устами ребенка глаголет истина». А начал бы ребенок, то есть я, вот с чего… Издавна на Руси среди предметов домашнего обучения молодых дворян особое место занимали музыка, танцы, а правилом хорошего тона считалось участие детей в домашних театральных постановках. Так вот первым же своим указом я учредила бы введение в учебный план всех общеобразовательных школ данных предметов, со всем вытекающим отсюда серьезным подтекстом: это ведь можно назвать одним словом - «искусство». Пользу от этого нововведения ощутили бы все стороны процесса. Для учеников, успешно занимающихся во всевозможных кружках по интересам, студиях, музыкальных школах, это означало бы высвобождение времени, ведь не секрет, как разрываются эти дети между различными «домами», часто работая в ущерб то одному, то другому. А для основного заказчика, то есть государства, это означало бы, что в итоге оно получило бы не простой продукт, необходимый на рынке труда, а обогащенную личность, для которой не исчезнет бесследно наследие великой русской культуры… Я открываю крышку фортепьяно, руки привычно и плавно опускаются на клавиши, и пустая комната наполняется обворожительной музыкой, уносящей меня в мир, где все живут по законам добра и порядочности, где нет места жестокости и насилию, где привычными становятся слова: «Будь милосердным». Но это лирическое отступление. Итак, продолжим. В унисон сказанному добавлю вот еще что. Чтобы мы, дети великой России, ощутили себя таковыми, еще в школьные годы мы должны увидеть масштабы своей страны, а для этого раз в четверть дети должны отправляться в путешествие «из Петербурга в Москву», то есть по городам и весям, по историческим и литературным местам. И тогда мы никогда не станем Иванами, не помнящими родства. И тогда не нужно будет ломать головы взрослым дядям и тетям в поисках национальной идеи, и тогда не в фанатском футбольном порыве, а в порыве своей сопричастности к свершившемуся мы будем кричать: «О-ля, о-ля, о-ля!». И тогда не будем мы искать в соседях примет кавказской национальности, а будем оценивать их по поступкам. Надо сказать, что мы со своим классом и сейчас много ездим, но все это за деньги родителей, и далеко не каждая семья безболезненно изыскивает в семейном бюджете эти средства. Видели бы вы, какими мы возвращаемся из этих поездок. Если охарактеризовать это одним словом, то можно сказать: «Другими». Есть еще болевая проблема, требующая решения,- это социальное неравенство в школе. Я один ребенок в семье, поэтому такие слова, как «не можем позволить», «нет средств» для меня не знакомы, но среди моих ровесников есть дети, родители которых еле сводят концы с концами. И как часто я была свидетельницей их неловкости в решении вопросов, на кону которых стояли деньги. Разве виноват ребенок, что он воспитывается в неполной семье или в том, что отец не может найти работу в нашем маленьком, медленно умирающем поселке, что его мама находится в отпуске по уходу за малышом. Государство не должно экономить на детях. Я бы, будучи министром, ввела совершенно бесплатное трехразовое питание в школе, в меню которого входили бы калорийные продукты, фрукты, так необходимые растущему организму. Тогда не будет сухих и страшных цифр статистики, что восемьдесят процентов школьников страдают хроническими заболеваниями. И еще, учащиеся школы должны иметь возможность, как и студенты, получать вознаграждение за доброкачественный труд, то есть стипендию. Я думаю, это также позволит сгладить приметы социального неравенства за школьной партой. Да и вообще, как же такая богатая недрами страна не заботится о рациональном вложении капитала в свое будущее, то есть в детей. Я где-то читала, что в одной африканской стране на каждого родившегося ребенка открывается счет, куда перечисляются средства, положенные ребенку от вырученных нефтедолларов, когда ребенок вырастет, он может потратить их на свое образование. Ну, как? Есть о чем подумать российскому министру? Итак, мой рабочий день в кабинете министра продолжается. Выше я уже сказала, что живу в маленьком рабочем поселке, расположенном на берегу реки Хопер. Чудное географическое положение позволило когда-то назвать мою малую родину «маленькой Швейцарией». С легкой руки название закрепилось, но, кроме красоты ландшафта, ничто не приблизило нас к заманчивой загранице. А так хотелось бы, чтобы наша сельская школа не уступала бы ни в чем городской. Часто по телевизору я вижу идеальные школы, где дети имеют все необходимое, чтобы ощутить себя счастливыми. А вот о сельских школах уже давно забыли. В своей родной Турковской средней я бы в первую очередь создала бы спорткомплекс, где можно было бы заниматься самыми различными видами спорта. Самая моя заветная мечта- это бассейн, функционирующий и зимой и летом. Опять хочу обратиться к опыту предков, они советовали: ищи корни нации в людях, живущих ближе к земле. Министры, помните об этом! Школа на селе не должна ничем отличаться от городской! И последнее, о чем хотелось бы вспомнить, сидя в высоком кресле. Самая ключевая фигура в школе - учитель. Все, что рядом с ним,- современные средства обучения, замечательные аудитории, прекрасные здания - должно быть лишь приложением. Профессия учителя, по-моему, самая трогательная и самая сложная: человек отдает все силы, все душу, чтобы научить нас не только какому-то предмету, а научить нас жить, честно, добросовестно, порядочно. Нет дела сложнее, чем учить быть человеком. И при этом как же скромно живут учителя, ничего большего и не требуя. Если бы я была министром, то я приложила бы все свои силы, чтобы учителя жили достойно. Мы все прошли через их руки, их легко обидеть, но унижать нельзя. Ну, пожалуй, и все, что я хотела бы изменить в наших российских школах. Если кого-то заинтересовали мои размышления, я готова продолжить разговор.